| | Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор
Социум

Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор

0
Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор

Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор
Как старая милиция возвращается на привычную им «службу» через прогнившие суды.
Иски преимущественно составлены по принципу «ковровой бомбардировки»: оспаривается и аттестация как таковая, и ее процедура, и всевозможные интересные конструкции типа: аттестацию должны проходить полицейские, а не принимал присягу полицейского, поэтому я и не полицейский. В каждом иске также обязательно оспаривается собственно решение членов комиссии: истец описывает, какой он замечательный со всех сторон сотрудник, а потому любое другое, кроме положительного решения — несправедливое и предвзятое, и его надо отменить
Центральная апелляционная аттестационная комиссия, апрель 2016 года:
— В Вашей декларации более 2 миллионов доходов, каковы источники?
— Ну, это я удачно, как раз на пике курса доллара, продал гараж с другом. Мы его здесь вместе построили, потом, буду уже говорить как есть, узаконили
Читайте также: Киевский полицейский вывесил шеврон «Беркута» с колорадской лентой
— И сколько же он стоил?
— Что-то около 300 000 долларов.
— Гараж? За 300 000? А какая там площадь была?
— 390 квадратов.
— И на сколько же это машин?
— На четыре И еще помещение цеха сверху.
— То есть, вы имели прибыль от продажи недвижимости в 2 млн, и при этом стояли в очереди на первоочередное получение жилья?
— И получил уже его. Все законно.
— Вы здесь в апелляционной жалобе пишете, что аттестационная комиссия была к вам предвзята. Какие у вас основания так думать?
— Я это видел по их мимике. Они, знаете, ухмылялись.
— Понятно. Вы также указываете в жалобе, что комиссия не учла Вашу научную степень. Какая тема Вашей кандидатской?
— *Называет*
— К какому выводу Вы пришли в своей работе?
— Послушайте, ну я писал ее 10 лет назад.
— Э-э-э. Вы защищались в 2009-м.
— Но писал раньше.
Читайте также: «Беркут» вернули в Дарницкое райуправление полиции г. Киева
— А Вы разве не перечитывали перед защитой?
— Не провоцируйте меня! — вдруг вспыхивает он, — если у вас такие вопросы, и так настроены, так говорите, что увольняете, чтобы я сразу в суд пошел, и все.
Полицейский управления защиты экономики, казалось, был так уверен в положительном решении будущего суда, что даже не собирался использовать шанс удачно пройти собеседование в апелляционной комиссии и вступил с ней в прямую конфронтацию. О причинах можно было догадаться. Незадолго до собеседования суд в Кировограде восстановил на работе достаточно одиозного сотрудника Департамента внутренней безопасности.
Этим был положен старт ряда идентичных судебных решений. Кировоградское постановление служило иногда чуть ли не за дословным образцом. Старые милиционеры, которые до этого момента колебались, массово понесли иски в суд. Юридические отделы Национальной полиции оказались в невиданном до того судебном аврале, проигрывая один иск за другим.
Как судятся руководители ГАИ
Аттестационное собеседование для гражданина Ч. не задалась с самого начала: балл по знанию законодательства непроходной (менее 25), и на вопросы членов комиссии на законодательную тему ответить он не смог также.
При этом Ч. был и.о. руководителя ГАИ в городе-миллионнике. Но по странному стечению обстоятельств, в документах эту должность спрятали за нечетким «командирован». Рассказывая о должности, на которые был командирован, гражданин Ч. «забыл» сообщить о своей должности руководителя ГАИ.
Проговорился уже в конце собеседования, и так и не смог объяснить, почему утаил самую высокую за свою карьеру должность в начале собеседования.
Признал, что огневую подготовку не сдавал, а происхождение оценки в его справке о сдаче этого зачета ему не известно.
Сообщил, что когда был руководителем ГАИ, во время протестных событий из «центра» поступило указание относительно «проверки» представителя «Автомайдана», чье авто было зарегистрировано в городе. «Проверить, есть ли такой, в городе ли, проживает ли по адресу». Указание было устным.
Письменного приказа, производства или оперативно-розыскного дела, в рамках которых уместно было бы проводить такие проверки, не было, но устный приказ он все равно выполнил, поскольку, мол, просьбу из «центра» не игнорируют. Можно было назвать это негласными розыскными действиями.
Да, возможно, говорит Ч. Центр также требовал передавать информацию об автобусах, которые везут в Киев протестующих. Гражданин Ч. говорит: осознавал, что это может представлять опасность для протестующих, но все равно передавал данную информацию.
В конце собеседования при исследовании декларации объясняет, что несколько машин, среди которых — Ленд Крузер, но на нем ему запрещают ездить родители. Мол, неэтично как для представителя ГАИ. Высоким уровнем дохода, по его словам, также обязан родителям.
Все это в суде рассказывает под присягой вызванный в качестве свидетеля член аттестационной комиссии. Перед тем слово имела юрист МВД Ирина Сахнюк, которая разъяснила правовые основания аттестации и опровергала истца в вопросах спорных, по его мнению, процедурных моментов.
Адвокат, а затем и судья переспрашивают о Ленд Крузере — как это повлияло на решение? Также им кажется, что факт начальственной должности в ГАИ также повлиял на решение, так ли это? Нет, сам факт не повлиял.
О «нарисованном» зачете по огневой, провальном знании законодательства судьи не переспрашивают.
Адвокат также спрашивает, где служебные расследования или другие официальные подтверждения словам самого Ч., что он проводил негласные действия по «Автомайдановцам». Член комиссии обещает проинформировать прокуратуру о проделках гражданина Ч., чтобы та таки расследовала и дала свое официальное заключение.
***
В коридоре работница кадров пересказывает услышанные от уволенных по аттестации сотрудников «страшилки» о том, как комиссии увольняли за «дорогие туфли», незнание фамилий Героев Небесной сотни и т. п
«Члены комиссии не ходят в суд, и истцы-милиционеры рассказывают там где-то действительно такое, о „дорогих туфлях“, или тому подобное», — комментирует «страшилки» Сахнюк.
Позже, читая иски милиционеров, на собеседованиях которых присутствовала, убеждаюсь в том, что это действительно так. В иске гражданина Т., который имел часовое собеседование, говорится, что ему были заданы только два вопроса.
Гражданин Ш., который по обоим тестам набрал проходной минимум — 25 из 60 баллов — указывает, что комиссия не учла его «высокие баллы». По понятным причинам в исках не указаны сами высказывания полицейских, которыми они самоизобличали совершенные ими нарушения закона.
Олег Волошинович, адвокат, консультирующий Нацполицию, объясняет: истец не несет ответственности за предоставление недостоверной информации в иске.
— Он может подать иск о том, что во время аттестации комиссия насиловала Клару Цеткин, а он от этого получил моральные страдания, — утрирует юрист. При этом аттестационная комиссия, участники которой участвуют в судах в статусе свидетелей, несут уголовную ответственность за ложные показания и дают их под присягой. Кроме того, в административных делах бремя доказывания лежит на субъекте властных полномочий. То есть, не милиционер должен доказывать, что было так, как он утверждает в иске, а Национальная полиция должна иметь аргументы и предъявить доказательства, что это было не так.
Роман Синицын, участник одной из аттестационных комиссий, также давал показания в суде. Руководитель одного из отделов ГАИ Киевской области гражданин С. имел не слишком удачные собеседования. Еще неудачнее у него прошло тестирование на полиграфе, во время которого он рассказал истории, которые квалифицируются Уголовным кодексом. Но С. тоже хочет восстановиться в должности. Результаты полиграфа Синицын в суде не стал рассказывать из-за данной им подписки о неразглашении. Но под протокол попросил отметить, что в отчете полиграфолога были цитаты показаний самого С. о его собственных административных и уголовных проступках, имевших системный характер.
Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор

Суд выслушал Синицына и юриста от МВД Максима Дорошенко и ушел в «письменное производство». Далее будут рассматриваться только предоставленные документы, свидетельств и дебатов не будет.
В другом подобном деле судья вообще отказал в вызове свидетелей из числа членов комиссии, объяснив, что их показания не имеют никакого значения, и от присутствующих истца и ответчика потребовал писать заявления на рассмотрение в письменном производстве. Дорошенко отказался, а вот истец с его защитником с радостью согласились. Заседание по рассмотрению по существу в обычном режиме так и не произошло. Судья великодушно пообещал вспомнить ходатайство о вызове свидетелей в постановлении, содержание которого предугадать не трудно.
Кстати, Максим Дорошенко, Ирина Сахнюк и их коллега имеют по 6-7 судебных заседаний в день. Они втроем работают с исками всех работников полиции Киевщины. В этом юридическом отделе больше юристов, но на судебные заседания ходят только эти трое — «так исторически сложилось». В регионах еще труднее. Например, на Волыни руководитель юридического отдела Национальной полиции Оксана Забожчук имеет в работе 90 исков. На вопрос, сколько заседаний у нее было сегодня, она смеется: «14 кажется? А, нет — завтра 14, а сегодня было 17».
Как должны были бы рассматриваться иски
Олег Волошинович проводит аналогии с некоторыми категориями налоговых и земельных дел, которые имеют похожую процедуру.
Дела о признании уведомления-решения налоговой недействительным. Как проходит налоговая проверка: приходит проверка, составляет акт, в нем указываются все нарушения. Обычно это большой и подробный документ на несколько страниц. На основании этого налоговая выносит уведомление-решение. Оно занимает максимум одну страницу. Суть его, к примеру, может быть такой: взыскать начисленный 1 млн НДС.
Есть практика ВАСУ, ВСУ, которая говорит, что акт не может оспариваться в принципе, а оспаривается только уведомление-решение. Потому что акт не создает прав и обязанностей. Если провести аналогию, таким актом проверки является протокол комиссии. Он не может оспариваться. Обжалуется приказ руководителя, которым сотрудник увольняется.
Практика земельных споров. Как выделяется земля: орган местного самоуправления принимает решение — выделить столько-то гектаров земли в собственность гражданину. Ему выдается свидетельство о праве на собственность. Так вот, Верховный Суд считает, что решение органа местного самоуправления обжаловать невозможно, потому что это является актом ненормативного действия, принятым в рамках так называемых дискреционных полномочий. Обжаловать можно уже свидетельство.
Если провести аналогию, то суд не может подменить аттестационную комиссию и проводить аттестацию сотрудника заново, он может только смотреть на соблюдение формальностей.
— Например, как можно оценить мотивацию и принципиальность? Впечатление на устной собеседовании суд никогда не оценит, потому что это уникально. Именно в этом месте, именно в это время, именно этот человек вел себя именно так перед всей комиссией. Суд не может оценить это и подменить собой аттестационную комиссию. Административный суд должен проверить формальную сторону и соблюдение процедуры. Все, — убежден Волошинович.
В условиях идеального, чистого права восстановиться в должности экс-полицейские после аттестации не смогли бы, считает юрист.
— Если была соблюдена процедура, то нельзя восстановиться по причине нарушения процедуры;
— если работа аттестационной комиссии не пересматривается судом и кандидаты не оценивается судьей, то на основании пересмотра решения комиссии судом тоже восстановиться невозможно;
— когда решение комиссии передают руководителю, он увольняет работника, и это полностью в пределах его полномочий и инструкции, поэтому приказ тоже нельзя было бы отменить и восстановиться таким образом.
Иски же преимущественно составлены по принципу «ковровой бомбардировки»: оспаривается и аттестация как таковая (истцы считают, что не должны были ее проходить), и ее процедура, и всевозможные интересные конструкции типа: аттестацию должен проходить полицейский, а не принимал присягу полицейского, поэтому я и не полицейский. В каждом иске также обязательно оспаривается само решение членов комиссии: истец описывает, какой он замечательный со всех сторон сотрудник, а потому любое иное, кроме положительного решения — несправедливое и предвзятое, и его надо отменить.
Во многих случаях суды таки начинают процедуру «судебной аттестации», то есть берутся вместо комиссии оценивать профессиональные и личные качества истцов с целью определить их карьерные перспективы, что по закону о Национальной полиции является полномочием аттестационной комиссии, а не суда.
Кандидат 08/11
Например, сотрудник спецподразделения «Сокол» с кодовым именем Кандидат 08/11 — назван так по результатам тестов. Из 120 возможных баллов он набрал 19. Это не просто мало, это ниже черты случайного угадывания.
На собеседовании он объяснил, что в законодательстве не ориентируется, поскольку выполняет обязанности водителя. На аттестацию он пришел, находясь в должности старшего оперуполномоченного. Это офицерская должность, с соответствующим кругом обязанностей, ответственности и зарплаты. В то время как водитель — это должность младшего рядового состава, с гораздо меньшим кругом обязанностей и ответственности (и соответствующей зарплатой).
О рассмотрении его иска рассказывает Максим Дорошенко, юрист Нацполиции, работавший в этом деле:
— Свидетельство давали три члена комиссии. Судья их спрашивала, принимали ли они во внимание то, что у него четверо детей? Свидетели объясняли, что это не является критерием. Я акцентировал внимание суда на том, что требования к работнику полиции таковы, что лицо, стоящее на страже прав граждан, должно быть профессионалом в своем деле, а не быть хорошим семьянином. Меня, как гражданина не интересует, что меня защищал отец 4-х детей, но интересует, чтобы защищал профессионал, который может защитить мои права и мою жизнь от противоправного посягательства. Судья предлагала свидетелям представить, что они вновь рассматривают материалы: как можно оценить тот или иной критерий кандидата, мол, здесь «+1» ставим? Она хотела математический какой-то результат, вроде три плюса, два минуса, имеем в результате плюс. Так не бывает, потому что критерии рассматриваются в совокупности, а не по формуле математической.
В судебном заседании Кандидат 08/11 подтвердил, что он — исполняющий обязанности водителя (хотя такой штатной должности в «Соколе» нет). Это не помешало суду вынести постановление восстановить его в должности старшего оперуполномоченного спецподразделения. И присудить утраченную из-за увольнения зарплату и 5 тыс. грн морального ущерба.
Битва за 57 статью
Статья 57. Аттестация полицейских
1. Аттестация полицейских проводится с целью оценки их деловых, профессиональных, личных качеств, образовательного и квалификационного уровня, физической подготовки на основании глубокого и всестороннего изучения, определения соответствия занимаемым должностям, а также перспектив их служебной карьеры.
2. Аттестация полицейских проводится:
1) при назначении на высшую должность, если замещение этой должности осуществляется без проведения конкурса;
2) для решения вопроса о перемещении на нижестоящую должность из-за служебного несоответствия;
3) для решения вопроса об освобождении от службы в полиции из-за служебного несоответствия.
3. Аттестация проводится аттестационными комиссиями органов (учреждений, организаций) полиции, создаваемых их руководителями.
4. Решение о проведении аттестации принимает руководитель полиции, руководители органов (учреждений, организаций) полиции в отношении лиц, которые в соответствии с законом и иными нормативно-правовыми актами назначаются на должности их приказами.
5. Порядок проведения аттестации полицейских утверждается Министром внутренних дел Украины.
Большинство судебных битв о том, есть ли основания для аттестации, сводятся к противостоянию статье Закона о Национальной полиции, которая регулирует аттестацию. Аргументы уволенных милиционеров сводятся к части второй настоящей статьи. Мол, в ней перечислены исключительные основания, при которых проводится аттестация — только при повышении, понижении или увольнении.
При этом игнорируется часть первая, которая четко указывает, что аттестация проводится «на основании глубокого и всестороннего изучения, определения соответствия занимаемым должностям, а также перспектив их служебной карьеры». Кроме того, часть 4 этой статьи определяет право руководителя принять решение об аттестации (что и сделано соответствующими приказами по областным управлениям, центральному аппарату и т.д.).
— Если говорить упрощенно, то вот как это было. Приняли закон о Нацполиции. В нем указали — уважаемые господа милиционеры, если Вы хотите пойти в полицию, выскажите свое желание путем регистрации в телекоммуникационной системе, — объясняет Волошинович. — Они зарегистрировались. Следствием регистрации стали два момента: назначение их на должность и последующая неизбежная их аттестация. И при этом формальным основанием для аттестации стали решения их руководителей, как и сказано в части 4 статьи 57.
Если толковать юридически, то есть императивные основания аттестации — те, которые являются безусловными: эти три из части второй. А есть диспозитивные — когда руководитель может направить на аттестацию, а может не направить, но он на это имеет право (часть 4). Все полицейские проходят сейчас аттестацию по части 4 статьи 57, ограничительных временных рамок часть 4 при этом не устанавливает.
Аттестация в полиции: «ментовский» саботаж и судейский сговор

Три выигрыша на всю Украину
По состоянию на 22 апреля Нацполиция выиграла только три дела (из нескольких десятков). Все три выиграла юрист Нацполиции в Волынской области Оксана Забожчук. Типичными аргументами исков волынских сотрудников является именно оспаривание формальных оснований аттестации.
Забожчук пытается привлекать к искам членов комиссий, но это не всегда дает результат: бывает, что кандидата просто не помнят или не могут вспомнить разговоры с ним дословно. Это объяснимо, поскольку через каждую комиссию проходят сотни (через некоторые — тысячи) сотрудников.
Аудио- и видеофиксация, протоколирование собеседований не предусмотрено Инструкцией, а делать записи для собственного пользования члены комиссии практически не успевают из-за нехватки времени: сначала на собеседование выделяли 15 минут времени, за которое нужно было успеть исследовать материалы, поговорить с кандидатом, поискать о нем информацию в открытых источниках, обсудить и принять решение, подписать и заполнить все необходимые бумаги. Запоминаются обычно одиозные кандидаты и собеседования, во время которых кандидат сообщает о совершении им уголовных преступлений.
— Я постоянно ссылалась на часть 1, что основанием является глубокое изучение профессиональных качеств бывших сотрудников милиции, их соответствие обновленными требованиями общества, это я говорила на каждом суде. Были случаи, когда они были приняты. Но не всегда.
Вот очень показательный пример: 8 апреля судья Ковальчук выносит постановление, которым оставляет без удовлетворения иск экс-сотрудника полиции. В решении он подробно выписывает правовую позицию о том, почему аттестация имела формальные основания и не противоречит закону о Нацполиции, Инструкции и нормативным документам. Сотрудника не восстанавливают на работе, он проигрывает суд.
В этот же день, 8 апреля, по аналогичному делу о восстановлении в должности этот же судья Ковальчук полностью удовлетворяет иск, используя в обосновании утверждение, что «нельзя признать законным увольнение по этим основаниям только ссылаясь на решение аттестационной комиссии», и судя по тексту постановления, проводя «аттестацию» прямо в судебном заседании, оценивая истца и его соответствие занимаемой должности.
Кроме того, судья отметил в постановлении, что «ни в решении аттестационной комиссии, ни в аттестационном листе по выводу о том, что ОСОБА_1 занимаемой должности не соответствует, подлежит освобождению от службы в полиции из-за служебного несоответствия, аттестационной комиссией не указано, на каких основаниях комиссия пришла к такому выводу, какими критериями она руководствовалась, принимая такое решение», хотя ни в протоколе решения, ни в аттестационном листе не предусмотрены такие записи (и отсутствуют для них соответствующие графы).
Саботаж
Аттестация не нравится и некоторым действующим полицейским, считает первый заместитель начальника правового департамента Нацполиции Николай Гринцов. У кого-то из сотрудников уволили друзей, кто-то считает комиссии предвзятыми. Другие говорят, что процедура должна была выглядеть по-другому. Но тенденция — негативное восприятие аттестации даже теми лицами, которые его прошли.
— Мы встречаемся с откровенным саботажем с помощью в судебной практике. Нельзя сказать, что нам откровенно отказывают, но приходят материалы, что приписывают в документах, подделывают документы. Можно цифру одну переправить, и результат будет совсем другой, вы же понимаете.
Гринцов рассказывает, что в Ровенской области сформировалась целая оппозиция аттестации.
— Руководители и сотрудники Управления защиты экономики, которые имеют негативные протоколы, открывают больничные, информируют управление об этом, но продолжают выходить на службу и выполнять задания.
Таким образом, по больничному уже несколько месяцев избегает аттестационного собеседования высокопоставленный полицейский Е., между тем подав в суд, даже не завершив процедуру аттестации.
Суд по Приказу № 1465
20 апреля прошло первое заседание по обжалованию приказа, вводящего Инструкцию по аттестации. «Профсоюз аттестованных работников органов внутренних дел» подала в суд с требованием признать этот приказ незаконным. В случае, если суд удовлетворит иск, у уволенных сотрудников появятся правовые основания требовать признать свое увольнение незаконным.
В суде сразу возник вопрос о репрезентативности профсоюза по защите прав полицейских.
Волошинович объясняет юридические моменты: профсоюз органов внутренних дел не имеет отношения к Национальной полиции, потому что МВД и Нацполиция — это две разные структуры.
— Полицейские не являются сотрудниками органов внутренних дел. МВД — это один центральный орган, а полиция, по закону о Национальной полиции — отдельный орган исполнительной власти, который подчиняется Кабмину, и его отдельные приказы утверждает глава МВД. Этот профсоюз не имеет отношения к полиции, поэтому я и ходатайствовал об оставлении иска без рассмотрения. Трудно понять, почему органы внутренних дел обращаются в интересах полицейских.
Это ходатайство Волошиновича не удовлетворили, как и ходатайство об отводе суда, который в этом составе уже рассматривал дело одиозного работника Главного следственного управления Мамки. Именно судьи Арсирий, Огурцов и Кузьменко восстановили его в должности, а теперь рассматривают законность Приказа о порядке аттестации.
О вероятных мотивах иска профсоюза Гринцов говорит: похоже все же на их собственную инициативу, но из-за желания получить «баллы» у работников, недовольных аттестацией.
— Они являются этаким передатчиком, который передает наиболее профессионально подготовленные иски в области. Некоторые иски пишуттся под копирку, даже судьи делают замечание: вы хоть когда подписываете иск, то хоть читайте, а то вы там себя следователем ГСУ написали. А инспектор в ответ: извините, ваша честь, я не дочитал
По мнению профсоюза, нарушено было их право на участие в разработке нормативных актов, касающихся трудовых и социальных прав, объясняет Гринцов.
— Мы считаем, что нарушения нет, потому что этот профсоюз не может представлять права и интересы работников полиции, которая должна иметь свой отдельный профсоюз. Мы им предлагали еще с ноября, что они должны в связи с этим переформатироваться, и тогда с ними возможна будет работа. Им говорили: начните наконец представлять интересы полиции, а не так, что мы только собираем профсбор и требуем квартиры, помещения и машины для руководства профсоюза.
На следующий день после суда профсоюз запланировал учредительный съезд для внесения в устав изменений, которые, по их мнению, позволят представлять интересы полицейских в суде. На момент подачи иска, тем не менее, они не имели такого пункта в своем уставе.
Рассмотрение иска профсоюза перенесли по чисто формальному поводу. Судья после рассмотрения нескольких ходатайств объяснил, что не может найти в системе «Лига» объявление об обжаловании нормативного акта, которое должны были подать представители Нацполиции, а потому переносит рассмотрение на 15 июня.
— Это формальное основание, чтобы приостановить процесс, объявить перерыв, снять напряжение, — считает Гринцов. Суды не любят рассматривать дела в присутствии прессы, особенно такого количества прессы. Тактика такая, что первые два заседания откладываются для того, чтобы пресса потеряла интерес, и тогда начинаем слушать в «комфортных» условиях, без телекамер. Судья всегда желает управлять процессом, а не быть, как по закону должно быть — беспристрастным арбитром.
С ним соглашается и Волошинович: обычно присутствие телекамер кардинально меняет ситуацию в зале суда.
— Есть телекамера — есть процесс. Процесс позволяет стороне использовать все возможности, предоставляемые законом. Камера дисциплинирует.
Возможны изменения в аттестации
— Я бы написал в заключительных переходных положениях одно предложение — «Все, кто переходят из милиции, подлежат обязательной аттестации», чтобы это сняло все вопросы. Но милиции уже нет, и это нужно было делать с самого начала, — говорит Волошинович.
Гринцов говорит, что не отказался бы от дополнения в инструкции по видеофиксации.
— Чтобы фиксировались выходки полицейских. Я сам был членом комиссии и видел, что они порой вытворяли. А в судах говорят, что такого не было. Например, сталкивался с тем, что кандидат на собеседовании признавал, что брал взятки. И что 300 долларов для него — вообще не взятка, а так, средства на содержание автомобиля. Затем на суде он говорит, что это неправда.
Помощь юристов и граждан
Волошинович уверен, что за исключением 20% равнодушных, адвокатская среда разделилась примерно пополам в вопросе поддержки аттестации и Нацполиции целом.
— Мы сейчас пытаемся провести работу, чтобы привлечь коллег к делам в регионах. Мы этим занимаемся pro bono, то есть бесплатно. Если кто-то хочет в этом помочь — можно обращаться ко мне или делать это через Нацполицию.
Неравнодушные граждане, уверен адвокат, могут помочь своей позицией.
— Если тема обсуждается постоянно, то к ней есть внимание. Например, когда в суде есть дела по недружественному поглощению и есть подозрение, что суд не совсем беспристрастен, то в таком случае запускается так называемая «реклама». Она заключается в том, что пишутся письма, дело поднимается на какой-то ннтирейдерской комиссии, или сюжет прошел по телевидению. Когда дело на слуху — «входной билет» становится очень дорогим или вообще невозможным. Когда дело на слуху, то появляется процесс, исчезает хамство. Сейчас благодаря общественному обсуждению. Все понимают, что может стоять за возможной отменой этого приказа, каковы будут его последствия. И это влияет на процесс.
Справка. Что оценивали на аттестации
Во время аттестации сотрудников полиции члены комиссии получают такой пакет документов:
1.Аттестационный лист с основными сведениями о сотруднике, его характеристикой от руководителя.
2.Биографическая справка с послужным списком.
3.Декларация.
4.Справка о сдаче зачетов (огневая, физическая, функциональная подготовка).
5.Данные о наличии поощрений и взысканий.
6.Справка о люстрационной проверке.
7.Данные о результате тестирования.
8.Дополнительные документы: ходатайство руководителей, копии сертификатов, удостоверений УБД т. д., распечатка из теста MIDOT др.
Также члены комиссий имели доступ информации из формы обращений граждан. Информация из формы верифицируется / проверяется на собеседовании вопросами к сотруднику, которого она касается. Так же выявляются данные из открытых источников.
Собеседование не является обязательным для каждого сотрудника. Комиссия принимает решение о вызове того или иного кандидата по своему усмотрению.
Аттестационные комиссии при принятии решений о полицейском должны учитывать следующие критерии:
1) полноту выполнения функциональных обязанностей (должностных инструкций),
2) показатели служебной деятельности,
3) уровень теоретических знаний и профессиональных качеств,
4) оценки по профессиональной и физической подготовке,
5) наличие поощрений,
6) наличие дисциплинарных взысканий,
7) результаты тестирования,
8) результаты тестирования на полиграфе (в случае прохождения).

Ольга Худецкая, журналист, член Аттестационной комиссии полиции; опубликовано в издании ТЕКСТИ
Перевод: Аргумент...

Еще по теме

Харьковчан зовут на аттестацию полиции

Харьковчан зовут на аттестацию полиции

8-04-2016, 17:48
В Хмельницкой области стартовала переаттестация полицейских

В Хмельницкой области стартовала переаттестация полицейских

23-01-2016, 07:03
Полицейская переаттестация: кто следующий?

Полицейская переаттестация: кто следующий?

21-01-2016, 15:55
Во всех регионах страны начнется переаттестация полицейских

Во всех регионах страны начнется переаттестация полицейских

15-01-2016, 15:57
Общественность привлекут к аттестации полиции

Общественность привлекут к аттестации полиции

13-11-2015, 17:29
В МВД начинается переаттестация сотрудников

В МВД начинается переаттестация сотрудников

6-11-2015, 12:49
Социум

Редактор раздела Социум
Написать на e-mail