| | Егор Соболев: Украина – это подросток, прошедший изнасилование и наркоманию, у него нет дома
Социум

Егор Соболев: Украина – это подросток, прошедший изнасилование и наркоманию, у него нет дома

0
Егор Соболев: Украина – это подросток, прошедший изнасилование и наркоманию, у него нет дома

Егор Соболев: Украина – это подросток, прошедший изнасилование и наркоманию, у него нет дома
«Они боятся. Просто мы их пугаем, иногда даже выгоняем, но потом они восстанавливают систему. Мы пережили так десятки национальных выборов, две революции сделали, но ни один олигарх при этом не пострадал».
Общими усилиями части народных депутатов, некоторых министров и общественности был разработан третий люстрационный закон. Если раньше люстрировать можно было только чиновников, занимающих ту или иную должность, то новый закон предусматривает проверку кандидатов на чиновничьи кресла, отмечает народный депутат Украины Егор Соболев.
«Понимаете, украинцам все время приходится выбирать между мошенниками и бандитами. Моя мечта, чтобы все кандидаты в местные депутаты, народные депутаты, президенты проходили проверку согласно закону об очищении власти», – подчеркивает политик.
Систему круговой поруки и коррупции Соболев называет не иначе как клептократической. Лидером этой системы нардеп считает президента Петра Порошенко, который стал не просто новым Януковичем, а улучшенной версией беглого президента.
«У меня действительно нет слов, чтобы описать все свои оценки качества Петра Порошенко», – отмечает политик.
Читайте также: Нардеп: Нужно отдать людям в управление их дома – пусть что хотят, то и делают
О конкретных шагах, которые нужно предпринять президенту, чтобы вернуть доверие народа, и том, почему большинство украинских олигархов зависят от Кремля, тем самым делая Украину колонией России в политическом плане, в интервью FaceNews рассказал Егор Соболев.
Все государство должно быть прозрачным, за исключением государственной тайны и оборонного заказа
В разных странах по-разному борются с коррупцией. В Китае, например, есть смертная казнь за подобные преступления. Какой метод борьбы с коррупцией, по Вашему мнению, является наиболее продуктивным дляУкраины?
Егор Соболев: Убийство еще ни в одной стране не победило коррупцию
На самом деле, люди могут многое.
Если бы хотя бы 5% денег, которые люди инвестируют во внутренний ремонт своих квартир, тратились на внешний уход, у нас были бы очень красивые города.
Нам нужно пройти, чтобы люди сами себе достойно откладывали на пенсию
Дальше – участие в управлении государством, местные референдумы, включительно даже со стимуляцией работы на частных фирмах или с частным предпринимательством.
Людям нужно давать возможность создавать условия, чтобы они все делали сами, чтобы они ни от кого не зависели. Аж до отмены пенсий.
Пенсии придумал Бисмарк и тогда еще прусская административная машина, чтобы давать чиновникам мотив долго работать и не увольняться с государственной службы.
В наших условиях эта пенсия обернулась огромным обманом миллионов людей, который продолжается, начиная с того, когда человеку говорят: «Ты работай, пенсия будет», и заканчивая тем, когда ее уже платят.
Я думаю, что этот второй фактор – отдать людям власть над всем – своим домом, своей карьерой, своей жизнью – он, в первую очередь, будет работать. С возможностями приходит ответственность за реализацию этих возможностей.
Расскажите подробней об отмене пенсий.
Эти взгляды уже давно приняты украинскими законами, просто не нашлось правительства, которое бы это сделало. Нам нужно пройти, чтобы люди сами себе достойно откладывали на пенсию. Государство же обеспечивает стабильность национальной единицы. Мы пережили страшные годы. И дальше переживаем – гиперинфляция, дикие девальвации. Это все уже сейчас на наших глазах продолжается.
На самом деле, курс гривни должен быть одним из столпов государства, как Конституция, правосудие, Вооруженные силы, должны быть одним из столпов государства. А не так, что пришел Кубив – сделал 12, пришла Гонтарева – сделала 26, и никто не знает, что завтра будет. Сто? Тысяча?
Нет возможности ничего копить, когда нет уверенности в национальной единице. Она должна быть от государства. Дальше: государство не должно забирать налоги у людей, а должно создавать условия, чтобы частичку денег люди стабильно откладывали и потом, как немецкие или японские пенсионеры, занимались внуками, покупали им дорогие подарки, путешествовали по миру, делали то, что ты в течение жизни не успел сделать, потому что был активным.
Люстрация – это огромная рана на жирном и благополучном теле украинской клептократии
Наверное, наиболее сильно украинцы ассоциируют Вас с люстрацией. Сегодня этот процесс саботируется. Неоднократно начальник Департамента люстрации Министерства юстиции Татьяна Козаченко говорила, например, о возвращении люстрированных чиновников на старые должности. Как сейчас, спустя полтора года после принятия закона, оцениваете результаты люстрации?
Люстрация – это очищение власти. Я считаю, что два люстрационных закона, которые были приняты после Евромайдана, являются единственными законами, благодаря которым хотя бы часть клептократов была вынуждена уйти с должностей.
Все остальные спокойно удержались и спокойно дальше грабят, кроме тех, кто попал под действие закона об очищении власти или под действие закона о восстановлении доверия к судебной системе, который касался люстрации судей.
Да, есть огромный саботаж. Много решений, предусмотренных законом, игнорируются, например, президентом. Он, вопреки закону, сохраняет (на должностях, – FaceNews), например, заместителя головы своей администрации, руководителя областной государственной администрации, руководителей двух областных управлений СБУ и так далее.
Но люстрация – это все-равно огромная рана на жирном и благополучном теле украинской клептократии. Она им очень болит. Именно отсюда – столько усилий, чтобы отменить этот закон.
Сначала они надеялись сделать это при помощи Венецианской комиссии. Когда мы объяснили Венецианской комиссии значение антиклептократической люстрации для Украины, из критиков они стали нашими союзниками.
Теперь они возлагают большие надежды на Конституционный суд, где и дальше сидят люди Януковича и мечтают отменить люстрацию других людей Януковича, и на суды, где решения о возвращении люстрированных чиновников штампует тройка судей Киевского административного суда (на одном из заседаний антикоррупционного парламентского комитета Татьяна Козаченко отметила, что это судьи Келеберда, Качур и Данилишин, – FaceNews).
Впрочем, мы нигде не отступили и заставили очень многих топ-чиновников уйти именно с помощью этих законов. Когда я заходил в парламент, Общественный люстрационный комитет составил список из пятидесяти наиболее высоких чиновников, которые остались на должностях вопреки закону об очищении власти. Сейчас, кажется, семеро или шестеро из этого списка остались на должностях.
Сотни других высокопоставленных прокуроров, налоговиков, милиционеров, руководителей областных государственных администраций, министерств не могут зайти на должности. Те же самые Левочкин, Бойко не могут никем быть назначены, и это их раздражает, потому что они давно обо всем договорились с Порошенко, но не могут договориться с законом об очищении власти.
Более того, основная беда Украины – это клептократия. Янукович, по сути, не возглавлял нацистский или коммунистический режим. Он возглавлял клептократический режим, его интересовало, как «выдаивать» из общества деньги. И для того, чтобы дальше идти в наступление, мы, как я сказал, разработали очень высокие требования к прозрачности собственности.
Сердце коррупции – это политики и руководители государства
Сейчас люди спрашивают: «А почему президент не вписал оффшорную компанию в декларацию? А почему министр финансов не указал заграничные компании в декларации?». Это следствие других люстрационных механизмов, которые мы ввели в парламенте.
Очевидно, что битва еще в самом начале этих сил зла в органах управления еще намного больше, чем нас, но я, если за что-то берусь, никогда не разрешаю себе опустить руки или взяться за что-то другое.
Сейчас мы вместе с Леонидом Емцем, Павлом Петренко, другими активистами Общественного люстрационного комитета и Общественного совета люстрации, который состоит из журналистов-расследователей, разработали третий люстрационный закон.
Основная идея этого закона – люстрация кандидатов. Это моя мечта. Понимаете, украинцам все время приходится выбирать между мошенниками и бандитами. Сейчас – с небольшим вкраплением порядочных людей, которых, впрочем, очень сложно рассмотреть за какофонией, потоками телерекламы, вранья в медиа и другими манипуляторными технологиями.
Моя мечта, чтобы все кандидаты в местные депутаты, народные депутаты, президенты проходили проверку согласно закону об очищении власти. Если они в чем-то солгут, будут скрывать собственность, не смогут ее объяснить, причем, собственность семьи, они должны быть не допущены до выборов. Тогда мы этих клептократов отстраним от их главных философских камней.
Они, в первую очередь, рождаются и выживают через выборы. Коррупция в Украине, в первую очередь, политическая. Дальше она уже – судебная и прокурорская, дальше – чиновничья, но ее сердце – это политики и руководители государства.
Если бы мы внедрили правила, по которым не мог бы просто клептократ пройти через Центральную избирательную комиссию, тогда я бы действительно мог успокоиться, сказать: «Все, период люстрации окончен, переходим к периоду развития государства».
Коррупция сегодня является наилучшим агентом Путина
Один из пяти депутатов, принявших присягу нардепов на прошлой неделе,коррупционер. В парламенте никого бы не осталось, если бы кандидатов так проверяли.
В этом и заключается моя мечта. Почему Гавел запретил коммунистам баллотироваться¸ а мы этого сделать не можем?
Клептократы – это такое же зло для страны, если не большее. Коррупция сегодня является наилучшим агентом Путина, поэтому нам обязательно нужно от них избавиться всеми возможными способами.
Порошенко не просто стал новым Януковичем, он стал 2.0 версией Януковича
Как известно, рыба гниет с головы, а украинцев, похоже, все меньше радует вектор политики президента. Сегодня президента Порошенко часто сравнивают с президентом Януковичем. В том числе, параллели проводите и Вы. Однако президент Порошенко может пойти дальше Януковича. Свидетельство тому, например, голосование группы «Видродження» совместно с «Блоком Петра Порошенко». Как оцениваете действия президента за те почти два года, которые он возглавляет Украину?
Честно говоря, у меня нет слов. У меня нет приличных слов, чтобы описать деятельность президента Украины, который пришел на наивысшую должность благодаря Евромайдану. На самом деле, после смертей сотен, а дальше – тысяч людей, отдавших свою жизнь за независимость этого государства… За него проголосовало абсолютное большинство людей в первом туре, в том числе, и я.
И я.
И Вы. И он не просто стал новым Януковичем, он стал 2.0 версией Януковича. Он очень классно умеет плакать над гробами погибших солдат, он очень классно умеет говорить о борьбе за освобождение Надежды Савченко или за европейский выбор Украины.
Однако по факту он является лидером клептократии, главным защитником всего, что Янукович и не только Янукович плохого настроил в Украине.
У меня действительно нет слов, чтобы описать все свои оценки качества Петра Порошенко.
Президент может легко вернуть доверие украинцев
Будь у президента Порошенко гениальные политтехнологи, они бы, наверное, разработали ему план действий, как вернуть и мое, и Ваше доверие. Что Петр Порошенко может сделать сегодня, чтобы вернуть веру украинцев?
Политтехнологи уже не помогут. У него они и так достаточно талантливые, как и он большой мастер врать. Но это же старое правило – можно один раз солгать многим людям, можно много раз врать одному человеку, но нельзя много раз врать многим людям. Это правило уже работает, к сожалению, для президента.
Впрочем, вернуть доверие очень легко. Завтра он назначает независимого генерального прокурора – сильного, независимого, так, чтобы я первый агитировал парламент за него голосовать.
Дальше он набирает новый Генеральный штаб военачальников, которые проявили себя на этой войне. Дальше он творит новую Службу безопасности из принципиальных, незапятнанных, далеких от коррупции людей, которых на этой земле есть много.
Дальше он создает идеальные условия для бизнеса, чтобы оффшоры никому не были нужны, чтобы у нас было три умеренных налога, чтобы слово «налоговик» большинство людей никогда в своей жизни даже не встречали, чтобы армию чиновников заменили частные услуги и конкуренция, то самое электронное управление.
И я первым буду его агитатором на второй президентский срок.
Егор Соболев: Украина – это подросток, прошедший изнасилование и наркоманию, у него нет дома

Наиболее настоящие властелины Украины – это олигархи, у которых есть медиа, есть деньги
Первым пунктом «плана реабилитации президента» Вы назвали назначение независимого генерального прокурора. Ситуация вокруг Генеральной прокуратуры сейчас все больше обрастает слухами и догадками. Уход Виталия Касько, увольнение Давида Сакварелидзе, заявления политиков о возможном преследовании Сергея Горбатюка. Как оцениваете все эти события? Неужели такой сыр-бор происходит из-за единственного кресла генерального прокурора?
Это ключевое кресло. Генеральный прокурор, на самом деле, является уникальной должностью в Украине, которая способна разрушить топ-коррупцию в считанные месяцы, однако по факту он уже десятки лет оберегает эту топ-коррупцию. Поэтому для них так важна эта должность. И поэтому она так важна для общества.
Поэтому я столько внимания в парламенте уделял изгнанию Виталия Яремы, Виктора Шокина и сейчас очень борюсь вместе с коллегами из «Самопомочи», чтобы нового генерального прокурора выбирали через конкурс независимой комиссией.
Вера в то, что Петр Порошенко или наше клептократическое большинство способны выбрать сильного генпрокурора Надежда на это нет, поэтому мы боремся за конкурс.
Кто борется против Вас в этой борьбе за кандидатов в генерального прокурора – Петр Порошенко или все же, если мы говорим о топ-коррупции, олигархи, которые управляют страной?
Это чрезвычайно большой вопрос. Сейчас, после восемнадцати лет в журналистике и почти трех лет в общественно-политической борьбе, я вижу беды Украины так: настоящие властелины Украины – это олигархи, у которых есть медиа, есть деньги и которые контролируют все политические партии, кроме одной.
В политическом смысле мы остаемся колонией
Кроме «Самопомочи»?
Да. Это, кстати, можно легко посмотреть по голосованиям. Это не пиар.
Соответственно, контролируя большинство политических сил, олигархи при помощи прокурорско-судебной мафии контролируют все экономические процессы, все административные процессы, против кого нужно начинать репрессии, закрывают глаза на все схемы, и получают большую выгоду.
Но что я еще вижу, уже как политик.
На самом деле, большинство олигархов не являются главными. Они зависимы от Кремля. Арест Дмитрия Фирташа очень многое об этом рассказал, как и, собственно говоря, поведение Рината Ахметов во время войны, и не только Рината Ахметова.
Фактически, только один Коломойский как олигарх боролся за свои заводы и фабрики, а все остальные открывали ворота. И это ответ на вопрос, кто на самом деле правит Украиной. Я думаю, что в политическом смысле мы остаемся колонией, как это ни страшно.
Колонией Российской Федерации?
Российской Федерации.
То, что происходит вокруг соратника Игоря Коломойского Геннадия Корбана, может быть определенным сигналом Коломойскому?
Олигархи, с одной стороны, контролируют Украину, с другой стороны, воюют между собой. В данном случае я вижу, как олигарх Порошенко воевал с олигархом Коломойским. Только олигарху Порошенко было чуть-чуть легче, потому что по совместительству он еще президент Украины, назначающий генерального прокурора, голову СБУ и многих судей.
Поэтому ему было легче бороться. Хотя, насколько я вижу, олигарх Коломойский в результате так и не проиграл. Их борьба, как правило, заканчивается тем, что они договариваются.
Я был бы рад, если бы в конкурсе на должность генпрокурора принимали участие Виталий Касько, Давид Сакварелидзе
Кресло генерального прокурора запросто может стать предметом торга между теми или иными олигархами, ведь за это назначение должен проголосовать парламент. Сейчас много разговоров ведется вокруг возможной кандидатуры на пост генерального прокурора. Фаворитом называют, например, Юрия Луценко. Однако реальность воплощения таких сценариев мы уже проходили, в частности, со слухами о назначении премьером Наталии Яресько, которой не нашлось места в новом Кабмине. Аналогично может случиться и с постом генерального прокурора, когда в этом кресле окажется далеко не Юрий Луценко. Как оцениваете такую перспективу?
Я, честно говоря, в их гнилых и удушливых интригах не очень разбираюсь и не стремлюсь разбираться, потому что это все равно клептократия, неважно, какая у нее сегодня фамилия.
Однако я допускаю, что реалистичным кандидатом может быть Василий Грицак (голова СБУ, – FaceNews), который также является другом президента, но у него нет такой одиозной репутации, как у Юрия Луценко.
Кого бы Вы поддержали на место головы ГПУ?
Из друзей президента – никого. Я за конкурс. И мы разработали такой закон еще год назад, когда выгоняли Виталия Ярему, и сейчас боремся, чтобы этот закон был принят.
Я за конкурс, но я был бы рад, если бы в конкурсе принимали участие те самые Виталий Касько, Давид Сакварелидзе. Я очень положительно отношусь к ним. Есть опыт, ведь они были внутри системы, продемонстрировали желание ломать круговую поруку. Одновременно они почувствовали на себе и дальше чувствуют, какая эта система подлая. У них уже есть хорошая подготовка.
Пусть президент выбирает уже из проверенных кандидатов так, чтобы никто не ошибся
Сегодня вариант назначения Касько или Сакварелидзе нереален, ведь пока генеральный прокурор – это квота президента. Если говорить о конкурсе, как обойти президента и его представителей?
Мы предложили, чтобы был объявлен открытый конкурс. Дальше президент делегирует троих людей в конкурсную комиссию, каждая фракция Верховной Рады делегирует по одному человеку, чтобы не было сговора клептократического большинства, и общественные организации при помощи омбудсмена тоже делегируют троих человек.
Тогда создастся комиссия, где у общественности будет меньшинство, но опыт всех выборов показал, что активное, принципиально меньшинство при помощи общества переламывает клептократическое большинство в любой комиссии.
Кроме того, мы предложили, чтобы «избирателями» не назначали депутатов, государственных служащих. Фактически круг очень узкий из экспертов и общественных активистов.
Дальше эта комиссия из таких «избирателей» должна объявить открытий конкурс. Каждый, кто хочет и соответствует закону, может податься.
Все интервью – в прямом эфире, чтобы общество могло это контролировать. Троих лучших кандидатов комиссия выбирает путем голосования и предлагает президенту. Все – по Конституции. Пусть президент выбирает уже из проверенных кандидатов так, чтобы никто не ошибся – ни президент, ни парламент, который должен дать согласие президенту на назначение генпрокурора.
Я иногда сам до сих пор удивляюсь, какого размера топ-коррупция. Это, на самом деле, миллиарды
Егор, давайте поговорим не о публичной политике, а о ситуации внутри. Какая проблема украинского политикума сегодня является, по Вашему мнению, наибольшей?
Вот эта круговая порука, то, что большинство людей, на самом деле, рассматривают бизнес на власти как свою главную цель, как главную реализацию. И политика им не очень интересна, они не являются политиками. Их интересует «бабло».
Это, на самом деле, миллиарды. Я иногда сам до сих пор удивляюсь, какого размера эта топ-коррупция. И они целенаправленно идут на высокие государственные должности, просто чтобы была возможность больше воровать. Их, на самом деле, в лучшем случае ждет судьба Мидаса (мифический персонаж, который прославился из-за своей любви к золоту, – FaceNews), но они все равно идут или, скорее, прут, и люди за них голосуют, и это – основная беда.
С Сусловой я не здоровался, наверное, год
Собственно, среди тех, кто сегодня «прет», оказались и некоторые Ваши экс-соратники. Не так давно Вы написали очень эмоциональный пост в Facebook о госпоже Сусловой, которая при формировании новой коалиции вступила в «Блок Петра Порошенко». Вы общаетесь с теми, кого выгнали из «Самопомочи»?
С Сусловой я не здоровался, наверное, год. Потом я понял, что не нужно никакому человеку отказывать в элементарном уважении, и стал здороваться. Мы знакомы со времен Майдана, борьбы за люстрационные законы, многое прошли вместе. Она никогда ничего не просила.
Однако система клептократии очень мудрая. Что она делает? Как она кусает людей? Первая технология – она выкармливает их заранее. Берут человека – журналиста, общественного активиста, говорят: «Мы тебя сделаем депутатом». Начинают продвигать: «Ты будешь бороться, противодействовать».
На самом же деле, за ним стоят те самые Левочкины, Фирташи, Ахметовы и Порошенки. И они могут даже критиковать их, того самого Порошенко, а по факту это – их проект. Я так понимаю, что на языке спецслужб они называются консервами. Когда такой человек попадает в нужную ситуацию, только тогда себя проявляет как агент клептократии.
Вторая их технология – они приходят, говорят: «Егор, ты же такой классный, тебя вся страна любит, ты вообще суперчеловек, мы просто гордимся знакомством с тобой. Но есть одна беда – Садовой тебя ущемляет. Давай мы тебе будем помогать, чтобы тебя больше знали, больше любили. Может, какую-то серьезную должность тебе дадим. Так тоже пропал не один хороший человек».
А дальше – соблазнился раз, они говорят: «Слушай, давай тут шахта есть. Десять миллионов долларов будешь иметь доход». И человек думает: «Десять миллионов долларов». И тоже уже агент клептократии.
Мне уже давно никто не делает предложений
Вам предлагали один из этих двух сценариев?
В последний раз мне предлагали поговорить, когда мы принимали первый люстрационный закон. Это была весна 2014 года, и под закон попали все руководители наивысших судов, которые должны были быть уволены, и были уволены.
Мне предлагали встретиться с руководством Высшего хозяйственного суда. Татьков, Емелянов – это особенно талантливые клептократы. Но я сказал, что даже разговаривать с ними не буду. Предложения взятки не было, было предложение встречи, но ясно, что это дорожка в том направлении.
А вообще у меня же репутация ненормального в их кругах. Там есть много людей, которые мне симпатизируют. Я чувствую, по крайней мере, уважение с их стороны. И они говорят: «Тебя все считают таким сумасшедшим: «Тоже мог бы классно жить, а он там борется с коррупцией. Смешной».
Поэтому, собственно говоря, мне давно уже предложений никто не делает. Я их просто обнародую. Они это прекрасно знают. Еще и заявление напишу и буду от генерального прокурора требовать заключения.
Это неправда, что они не боятся
Часто бессмысленно что-либо требовать от политиков. На эфирах политики из враждующих партий могут ругаться, а потом обниматься в парламентских кулуарах. Позже окажется, что они кумовья или партнеры по бизнесу. Глядя на это, не покидает ощущение, что они не боятся украинцев. Какой механизм необходимо построить обществу, чтобы реально влиять на политиков и их решения?
Это неправда, что они не боятся. Мы на днях зашли к руководителю одного из управлений Генеральной прокуратуры, которое создано для репрессий. Оно как раз ведет дело против Касько, Сакварелидзе, «Центра противодействия коррупции». Вы бы его видели.
Так зашли, в том числе, и Вы, народный депутат.
Они боятся. Причем, туда пришло несколько десятков людей, в том числе, добровольцев. Не было там у нас больших сил.
Я видел страх в Кривом Роге, когда мы зашли в мэрию.
После осенних выборов?
Да, после сфальсифицированных выборов.
Они боятся. Просто мы их пугаем, иногда даже выгоняем, но потом они восстанавливают систему.
Я думаю, что Путина мы все-таки в нынешних условиях не достанем, но основная сила украинской клептократии – в олигархах.
Олигархов нужно ликвидировать, не физически, а просто превратить их в обычных граждан – без влияния, без возможностей, без возможности так злоупотреблять политическими инструментами, демократией, выборами.
Тот же Фирташ в венском суде честно сказал: «По результатам моей встречи с Кличко и Порошенко один стал президентом, а другой – мэром Киева». Вот, кто делает украинские выборы. И этот власти олигархов нужно лишить, потому что мы пережили десятки национальных выборов, сделали две революции, но ни один олигарх при этом не пострадал. В этом и есть иголка Кощея бессмертного.
Нам нужно забирать у них партии или забирать какие-то государственные потоки?
Влияние на медиа, влияние на возможность финансирования и проведения своих политиков и влияние на правоохранительные органы.
Какая роль в этом отводится финансированию партий из бюджета, которое предусмотрено законом?
Это один из шагов, но очевидно, если каждый избиратель дает сорок гривень партии своим голосом, а олигарх дает сорок миллионов долларов…
Европейцы не могут взять Бровары и перевести их на место Парижа или Марселя, или Ниццы
Какой Вы сегодня видите Украину, если мыслить образно? Это маленькая девочка с отобранной конфетой или, например, побитый войной солдат?
Украина – это очень замученный, очень несчастный подросток, который уже прошел через страшные испытания – через побои, изнасилование, наркоманию, через все, что могут пройти подростки, которые живут на улице.
Подросток, у которого нет дома, нет семьи, нет памяти, но в котором все равно как любом подростке живет жажда нормальной жизни. И от нас зависит, дадим ли мы эту жизнь или дальше будем пропадать всем государством.
Выехав в приличный район, которым мы называем Европу, мы сможем спасти этого подростка?
Европейцы могут отменить нам визы, что они сейчас делают, открыть рынки, что они сделали сразу после Евромайдана, предоставить любую политическую помощь и знания, что они с радостью предлагают.
Однако они не могут взять Бровары и перевести их на место Парижа, или Марселя, или Ниццы. Тут наше задание обустроить нашу землю, чтобы она была не хуже, а со временем и лучше, чем упомянутые населенные пункты.
Софико Векуа, «Facenews»...

Еще по теме

Первый генпрокурор Украины пригрозил Порошенко арестом

Первый генпрокурор Украины пригрозил Порошенко арестом

26-04-2016, 08:58
Егор Соболев: Убийство еще ни в одной стране не победило коррупцию

Егор Соболев: Убийство еще ни в одной стране не победило коррупцию

22-04-2016, 14:09
Егор Соболев: Порошенко нужно гнать, как Януковича

Егор Соболев: Порошенко нужно гнать, как Януковича

2-04-2016, 09:15
Саакашвили рассказал о критике Порошенко и первой встрече с Яценюком

Саакашвили рассказал о критике Порошенко и первой встрече с Яценюком

12-03-2016, 08:38
Заму Шокина стыдно за

Заму Шокина стыдно за "покушение" на генпрокурора

17-11-2015, 21:17
Или мы их, или они нас

Или мы их, или они нас

19-10-2015, 13:28
Социум

Редактор раздела Социум
Написать на e-mail