| | «Айдар» и «дело Лихолита»: по ком звонит Бубенчик
Социум

«Айдар» и «дело Лихолита»: по ком звонит Бубенчик

0
«Айдар» и «дело Лихолита»: по ком звонит Бубенчик

«Айдар» и «дело Лихолита»: по ком звонит Бубенчик
Так что же такого особенного увидели отдельные нардепы в деле Бати? И чем оно отличается от десятков других дел боевых и заслуженных атошников?
Активист Евромайдана Иван Бубонец по кличке Бубенчик в фильме «Пленники» публично сознался в том, что 20 февраля 2014 года лично убил двух беркутовцев. Но «закон об амнистии» — о недопущении преследований участников акций протеста в ноябре 2013 — феврале 2014 годов, или «закон Бубенчика», — не позволяет проводить расследование в отношении Бубонца. Соответственно, не позволяет следствию восстановить целостную картину событий на Майдане.
«Ключ к расследованию убийств активистов на Майдане лежит в расследовании убийства правоохранителей, — считает Виталий Тытыч, один из адвокатов Небесной сотни. — А из-за „закона Бубенчика“ мы не имеем права расследовать эти убийства. И если, не дай Бог, прокурор внесет такое дело в единый реестр досудебных расследований, он будет привлечен к уголовной ответственности. Это закон, который запретил расследовать преступления. Запретил допрашивать того же Бубенчика и таких, как он, проводить любые процессуальные действия».
Юристы предупреждали о недопустимости такого бесцеремонного вмешательства в ход следствия, говорили, что амнистия может быть предоставлена участникам Майдана уже после расследования, но их голоса просто терялись в общем хоре ура-патриотов в защиту активистов: «Они же стояли за Майдан! Их нельзя привлекать к ответственности!» Именно под одобряющие возгласы толпы заинтересованные политические силы заложили в процесс расследования событий 2013-2014 годов центробежный элемент, не позволяющий собрать воедино все пазлы.
Что же общего между «законом Бубенчика» и протестами против задержания одного из командиров батальона «Айдар» (24-го отдельного батальона ВСУ) Валентина Лыхолита с позывным Батя?
В майданно-военной истории Украины есть несколько ключевых эпизодов, объективное и всестороннее расследование которых может пролить свет на происходящие в стране и за ее пределами события. Один из таких эпизодов — создание и деятельность батальона «Айдар». Многие связывают «Айдар» с Сергеем Левочкиным, главой администрации президента Виктора Януковича, а ныне народным депутатом от партии «Оппозиционный блок» (по сути преемницы Партии регионов). Но прямых доказательств этой связи в публичной плоскости нет. И только тщательное и изучение деятельности командиров подразделения может доказать или опровергнуть эти догадки. До того времени подобные заявления, конечно, будут голословными.
Как рассказывают представители Военной службы правопорядка (ВСП), которых еще летом 2014-го отправили разбираться в том, что же происходит в батальоне (до середины осени 2014 года представителей военной прокуратуры ни на линии фронта, ни в тылу не было), батальон представлял собой пять вооруженных группировок, которые базировались в разных местах и нередко враждовали между собой. Например, были «половинкинские» (базировались в селеПоловинкино под Старобельском, сейчас это около 80 км от линии фронта) или те, кто базировался на «дачах».
Многие из них при этом действительно самоотверженно выполняли боевые задачи, а некоторые просто не покидали передовую, не желая принимать участия ни во внутренних разборках, ни в откровенно уголовных делах командиров. Потери в батальоне были намного больше, чем в других подразделениях АТО. Однако по фактам гибели людей не было ни внутренних расследований, ни расследований военной прокуратуры. В штате батальона числилось около 700 офицеров и солдат, а на самом деле, как утверждают ВСП и очевидцы, их было больше тысячи.
Читайте также: Семенченко: Лыхолита освободили только потому, что власть испугалась палаток на Крещатике
Всего в реестре досудебных расследований числится более сотни уголовных производств в отношении айдаровцев за период 2014-2015 годов. Большинство из них касаются фактов незаконного завладения транспортными средствами или другим имуществом гражданских лиц. Следователи признают, что в условиях боевых действий такое было сплошь и рядом и разобраться, где это имело военную целесообразность, а где было обыкновенным «отжимом», сейчас практически невозможно. Многие из этих дел просто спускаются на тормозах.
Но среди огромного количества айдаровских дел «затерялись» и весьма существенные. Например, дела в отношении первого командира «Айдара», а сейчас депутата Верховной рады Сергея Мельничука. Бывший генеральный прокурор Виктор Шокин с трибуны Рады обвинил комбата в бандитизме и попросил парламент лишить его депутатской неприкосновенности. Просьба прокуратуры частично была выполнена: Рада лишила Мельничука неприкосновенности, но не одобрила его арест. Дело Мельничука и еще пяти айдаровцев было передано в Шевченковский районный суд Киева, но судебное следствие затягивается.
Есть также как минимум три эпизода, подозреваемым в которых является офицер батальона Игорь Радченко с позывным Рубеж. Одиозная личность, известная правоохранительным органам и активистам Луганской области еще с 1990-х годов. Адвокат Радченко называл себя правозащитником, а по факту являлся штатным защитником местных криминальных авторитетов. В частности, он представлял интересы лисичанской ОПГ «Красняне» и ее лидера Станислава Ронжакова, задержанного в 2008 году за организацию торговли оружием, наркотиками, вымогательство и убийство своих криминальных конкурентов.
Уже после начала боевых действий «правозащитник» Радченко возглавил подразделение «Айдара», которое прославилось нападением на Лисичанскую ТРК «Акцент» с целью вернуть контроль над ней Сергею Дунаеву — бывшему мэру Лисичанска, а теперь депутату Верховной рады от Оппозиционного блока. Кстати, именно на одном из заводов Дунаева в Лисичанске во время оккупации находилась база батальона ЛНР «Призрак», куда свозили и где пытали пленных гражданских. Как утверждают местные активисты, завод в распоряжение командиру «Призрака» Мозговому предоставил сам Дунаев.
Кроме того, как утверждают адвокаты и правозащитники, есть основания считать Радченко причастным к убийству прямо на базе батальона айдаровца Шабрацкого. Но это событие было с многочисленными процессуальными нарушениями квалифицировано правоохранительными органами как самоубийство. Только недавно усилиями правозащитников суд постановил возобновить расследование убийства Шабрацкого.
Несмотря на то что многие волонтеры и активисты уже больше года добиваются заключения Рубежа, до последнего времени он чувствовал себя достаточно уверенно и даже в конце 2015 года был назначен заместителем губернатора Запорожской области. Но, пробыв на должности всего несколько недель, «ушел с должности по семейным обстоятельствам». Очевидно, после вмешательства общественников, близких к администрации президента.
30 июня стало известно, что военная прокуратура все-таки задержала Рубежа. А одновременно с ним Батю — Валентина Лыхолита, также одного из бывших командиров «Айдара» из «половинкинских», а теперь офицера 72-й отдельной механизированной бригады. Радченко и Лыхолит обвиняются в совместном создании банды.
Сослуживцы и волонтеры, знакомые с Батей, отзываются о нем как о храбром и порядочном офицере, который действительно уже два года грамотно и самоотверженно воюет. Но есть и те, кто утверждает, что Батя был замешан в схемах Рубежа по провозу контрабанды через линию разграничения, разбое и других преступлениях.
Как бы там ни было, откровенно слабая доказательная база, представленная военной прокуратурой на судебном заседании по избранию меры пресечения, и то, что среди пострадавших фигурируют мэр Северодонецка Валентин Казаков и его замы, которые были организаторами «референдума» в 2014 году, — все это сыграло со следствием злую шутку. На суд по делу Лыхолита приехали откровенно нервничающие парламентские комбаты, заседание фактически было сорвано, а вокруг него создано политическое шоу.
Про Рубежа (на фото вверху), меру пресечения которому должны были избирать сразу после Лыхолита, уже мало кто вспоминал. «Героя-добровольца хотят засудить!» — кричала толпа под окнами суда на Крещатике и под каждым постом в фейсбуке. И за криками не слышала здравых доводов о том, что Батя, который с первых дней был в «Айдаре», при всем его героическом прошлом, может быть ключевым свидетелем и рассказать многое о связях «Айдара» и «регионалов».
Читайте также: БОЄЦЬ "АЙДАРУ" ПАВЛО ПАВЛОВ: "ТАКОГО НЕ БУЛО, ЩОБ МИ НЕ ВЗЯЛИ ЯКУСЬ ПОЗИЦІЮ. І ВОРОГ ЗНАВ, ЩО СКІЛЬКИ Б НАС НЕ ЛЯГЛО, МИ ВСЕ ОДНО ВІДСТОЇМО ТЕРИТОРІЮ"
К сожалению, на требования толпы поддался и генпрокурор Юрий Луценко. Он заявил, что мера пресечения избрана Лыхолиту неправильно, и лично приехал в суд, тем самым не только подставив своих следователей, но и создав очень опасный прецедент. Будет ли теперь разговаривать со следствием Лыхолит, почувствовав за собой мощную политическую и общественную поддержку, — большой вопрос.
Свой «закон Бубенчика» в этот раз создал Юрий Луценко, дав понять, что расследовать дела против добровольцев с парламентской «крышей» нельзя. История «Айдара», кем, как и для чего создавался батальон — это, скорее всего, пока так и останется тайной новейшей украинской истории.
Тем временем около 80 военнослужащих подразделений АТО на сегодняшний день находятся только в бахмутском СИЗО. Правозащитники говорят, что большинство — по делам, явно «шитым» прокуратурой сил АТО, которые просто разваливаются при первом вмешательстве адвоката. Кстати, на прошлой неделе Национальное антикоррупционное бюро огласило подозрение ее руководителю Константину Кулику. Речь, в частности, идет о связи Кулика с лидером организации «Оплот» и одним из лидеров «ополчения» ДНР Евгением Жилиным.
Как рассказывает разведчик 17-го отдельного мотопехотного батальона Роман Илитчук, который по обвинению военной прокуратуры Донецкого гарнизона больше месяца провел в бахмутском СИЗО, почти в каждой камере изолятора есть надписи большими буквами: «Укропы, ски, вам тут пда!». Рядом с военнослужащими в Бахмуте сидят задержанные ими же сепаратисты. Судьи местного суда, многие из которых на ночь ездят домой в оккупированные Горловку и Донецк, не скрывают своей неприязни к участникам АТО: они хамят, не дают слова адвокатам и нервно реагируют на журналистов.
Любое более или менее резонансное дело атошника в Краматорске или Бахмуте Донецкой области обязательно проходит с ритуальным перекрытием улиц, оцеплением здания суда спецназом, под присмотром снайперов и наставленными в окна зала заседаний дулами пулеметов. Среди особо резонансных дело бойца батальона «Донбасс» Якута, судебное разбирательство по которому идет уже полгода. Но ни на одном заседании по делу Якута не появился командир «Донбасса» Семен Семенченко. Так же, как не было других нардепов, так рьяно добивавшихся освобождения Бати в Печерском суде, ни на одном из сотен заседаний по делам участников АТО в городах Донецкой и Луганской областей.
Так что же такого особенного увидели отдельные нардепы в деле Бати? И чем оно отличается от десятков других дел боевых и заслуженных атошников?

Ольга Решетилова, волонтер фонда «Повернись живим»; опубликовано в издании Грани.Ру...

Еще по теме

Журналисты раскопали все подробности скандала вокруг «Айдара»

Журналисты раскопали все подробности скандала вокруг «Айдара»

4-07-2016, 09:43
Военная прокуратура привела доказательства для ареста айдаровского «Бати»

Военная прокуратура привела доказательства для ареста айдаровского «Бати»

3-07-2016, 18:07
В МИД РФ прокомментировали арест экс-командира

В МИД РФ прокомментировали арест экс-командира "Айдара"

3-07-2016, 11:56
Дело айдаровца

Дело айдаровца "Бати": журналистка сделала резкое заявление о его преступ ...

2-07-2016, 19:32
Суд может изменить меру пресечения комбату

Суд может изменить меру пресечения комбату "Айдара", - ГПУ

2-07-2016, 18:48
Суд отложил дело экс-комбата «Айдара» Мельничука из-за самоотвода судьи

Суд отложил дело экс-комбата «Айдара» Мельничука из-за самоотвода судьи

16-11-2015, 16:00
Социум

Редактор раздела Социум
Написать на e-mail