| | Как челябинский священник помогает одиноким женщинам и нерожденным детям
Социум

Как челябинский священник помогает одиноким женщинам и нерожденным детям

Как челябинский священник помогает одиноким женщинам и нерожденным детям

Как челябинский священник помогает одиноким женщинам и нерожденным детям
В июле исполнилось четыре года челябинскому Центру защиты материнства и детства «Берег». В начале августа в нем откроется домовая церковь в честь святого великомученика и целителя Пантелеимона. Настоятелем храма назначен 30-летний иерей Владимир Панарин, руководитель центра. Молодой священник рассказал «Русской Планете», как он помогает одиноким матерям, почему ему пришлось заняться бизнесом, и что из этого вышло.
— Отец Владимир, как вы пришли к вере?
— Считаю, что Господь, прежде чем дать человеку какое-то служение, предусматривает его сердце, слушает его родных и близких, которые отошли в мир вечный и молятся за него. Я в юношестве оказался в храме, не попал ни в какую секту, хотя читал много духовной литературы. Потом узнал, что у моего дедушки была сестра-монахиня, которая крестила моего папу. Значит, я пришел к вере не только по своей воле.
Спустя несколько лет занялся благотворительностью. Рассказал управляющему челябинской епархией, владыке Никодиму о наших успехах в центре «Берег» и высказал желание закончить семинарию и, если он благословит, стать священником. Он благословил меня. В 2014 году меня рукоположили в дьяконы, а в 2015-м — в священники.
— Почему решили встать на защиту материнства и детства?
— Сначала я встал на защиту молодежи от алкоголя и наркотиков. Я занимался в обществе «Трезвение». Одновременно познакомился с темой абортов в России. Осознал, что это две большие беды. Эти темы соприкасаются, семейное счастье зависит от отсутствия и того, и другого в отношениях. Чаще всего семьи счастливы, если в семье никто не пьет, и не делаются аборты.
Когда я пропагандировал здоровый образ жизни, вел работу по сохранению семейных ценностей. Проводил акции против абортов. Люди скептически относились к этим инициативам. Иронизировали даже мои наставники. Говорили, что я борюсь с ветряными мельницами.
Но я видел, что люди все-таки отказываются от алкоголя, понимают, как важно не избавляться от ребенка в утробе. Слышал много благодарностей. Я был уверен, что это важный жизненный опыт. Продолжал свое дело, не унывал и не отчаивался. Вскоре в 2012 году выиграл грант отдела по церковной благотворительности РПЦ и на эти деньги открыл приют. Помогаем одиноким мамам и не только.
— Как вы это делаете?
– Есть время, когда ребенок еще мал и нуждается в заботе. Но настает момент, когда он сам встал на ноги и уже многому учится. За эти четыре года удалось сформировать систему, которая сама работает, и сплоченную команду. Даже если кто-то ее покинет, на его место мы сможем быстро найти человека, и он легко войдет в коллектив.
Система очень проста: мы много о себе рассказываем, про нас узнают, мы принимаем заявки о помощи и помогаем. К примеру, ежемесячно проводим акцию «Продукты — семьям», объявляем сбор средств на продуктовые корзины для малообеспеченных и многодетных семей, также собираем детей в школу. Одиноким мамам оказываем поддержку вещами, средствами гигиены, размещаем в кризисной квартире.
За четыре года работы центра я понял главное: иногда важно получить моральную и психологическую поддержку, не оставшись один на один с проблемами. И самое главное, научить одиноких матерей поверить в себя. По какой причине они чаще всего к нам попадают? Была поддержка, вера в мужа, и тут он говорит: «Ты мне не нужна, и твой ребенок тоже». У женщины словно почву из-под ног выбили. В этот критический момент мы поддерживаем ее, и она приходит в себя, отходит от потрясения, и бывает, что и заселяться в кризисную квартиру уже не надо.
— Какая история подопечной вам больше всего запомнилась?
— Вот две истории, которые подтверждают мою мысль. Обратилась девушка: «Помогите мне сделать аборт». Я ей ответил, что помогаем мы как раз тем, кто хочет сохранить ребенка. Предложил вещи, продукты, приют. Побеседовал с ней по душам. После она мне отвечает: «Мне так стыдно, что я к вам обратилась, не хотела аборта, но с парнем поругались, он бросил меня». И все, несколько дней не звонит. Думаю, наверное, аборт сделала все-таки. Звоню ей сам, а у нее голос веселый, сказала, что все наладилось, с молодым человеком помирились. Она могла лишить жизни ребенка и исковеркать свою судьбу из-за банальной ссоры. Но, вовремя получив поддержку, одумалась, и все наладилось.
Вторая подопечная была родом с Дальнего Востока. Родители в детстве отказались от нее, она жила в детском доме. Но спустя 25 лет сама нашла их в Кургане. Пожила с ними, встретила парня, вскоре забеременела. Сказала матери, а та настояла на аборте, в противном случае собиралась выгнать девушку из дома. Та отказалась, узнала про «Берег», приехала и прожила у нас всю беременность. Родила здорового мальчика. Я их из роддома забирал с шариками, цветами, некоторые даже подумали, что я отец. Сейчас живет в Находке, государство ей выделило жилье, работает, воспитывает сына.
Как челябинский священник помогает одиноким женщинам и нерожденным детям

Владимир Панарин с семьей на церемонии вручения премии «10 добрых дел». Фото из личного архива
— А сколько таких жизней за время работы центра удалось спасти?
— Сложно сказать. Мы специально подсчет их не ведем. Считаем количество женщин и детей, которым помощь оказана — их сотни. Но могу сказать, что мы проводим беседы в двух женских консультациях города. За последние полгода мы отговорили делать аборт 26 женщин — это 26 спасенных детей. И так каждый месяц по 3–7 спасенных жизней получается. И я думаю, что дальше будет больше, потому что мы планируем в каждую консультацию войти.
— Вам ведь удалось расшириться во всех смыслах
— Да. Открыли недавно филиал в Копейске. Еще мы претендуем на грант и хотим получить средства на открытие двух центров в Миассе и Магнитогорске. Раньше мы умещались в двухкомнатной квартире, а потом у нас женщин с детьми становилось все больше, стало тесно. И я понял, что нужно искать новый, более просторный приют. И в поселке Новосинеглазово мы смогли позволить себе 134 м2 — двухъярусную квартиру. А сейчас там снова не хватает места. Там ютятся восемь женщин, 10 детей, и еще на заселение люди просятся.
Мы специально никого в центре не держим. Наоборот, стараемся быстрее решить проблему человека. Работаем по принципу «сначала рыбку, потом удочку». То есть в кризисный момент помогаем, а затем учим, как самостоятельно справляться с трудностями. И в среднем за несколько месяцев женщина встает на ноги, у нее все налаживается, и она уходит. Сейчас мы ищем дом. Вообще, есть мечта, чтобы у нас был дом с участком, на котором мы выращивали бы овощи и могли бы также разводить скот.
— Почему решили открыть благотворительный магазин одежды?
— Понимаете, священник — как мать, он сочетает огромное количество профессий. Приходится быть философом, организатором, хозяйственником, учителем, психологом. Также нужно быть и предприимчивым человеком. Открытие магазина — это вынужденная мера. Нам нужно как-то выживать, особенно в условиях кризиса, когда общественные организации очень страдают. Мы все заработанные средства от продажи одежды и других вещей направляем на деятельность центра. Правда, магазин приносит немного прибыли. На содержание приюта требуется 350 тыс. рублей в месяц, а магазин зарабатывает от 50 до 150 тысяч. Его надо грамотно развивать, мы еще учимся. Нужно продумать интересные акции. Этим сейчас занимаются наши добровольцы.
— Расскажите, почему решили при «Береге» открыть домовую церковь?
— Это чудесным образом случилось. Пришел благотворитель и сказал, что у него есть помещение — бывший советский гастроном. А владыка наш объяснил, что в жилом помещении храм может быть приписан только к какой-то организации. И вот ему предложили прикрепить его к нашему центру. Меценат согласился. И вот теперь у нас на первом этаже будет офис и храм. Что символично, церковь названа в честь святого великомученика и целителя Пантелеимона. С ним связано знаменитое чудо, которое он сделал при жизни — воскресил укушенного змеей ребенка. Получается, мы тоже от «змеи» — смерти — спасаем детей.
— Как вы все успеваете?
— Однажды поймал себя на мысли, что живу наиболее полно именно тогда, когда у меня есть огромное количество задач. Я увлекаюсь тайм-менеджментом, там есть такое правило, что чем больше задач поставлено, тем больше будет выполнено. Появится мотивация как можно скорее их сделать. Но это, конечно, не гарантирует успех. Многое зависит от команды, которая тебя уважает, слушает, поддерживает. Мне повезло с помощниками. Вдохновляет, когда ты видишь счастливые глаза матерей и детей, которых могло и не быть. Это покрывает с лихвой все испытания, а их немало...

Еще по теме

Защищать детей в Казахстане - некому - Марианна Гурина

Защищать детей в Казахстане - некому - Марианна Гурина

1-06-2016, 11:50
16-летний харьковчанин Саша стал самым молодым отцом в Украине

16-летний харьковчанин Саша стал самым молодым отцом в Украине

24-04-2016, 18:23
Чайлд-фри, или Когда дети становятся помехой в работе

Чайлд-фри, или Когда дети становятся помехой в работе

5-11-2015, 18:38
Панарин сравнил СКА и «Чикаго»

Панарин сравнил СКА и «Чикаго»

22-10-2015, 10:49
 Инна Жиркова: «Хочу, чтобы мой муж держал меня за руку во время родов»

Инна Жиркова: «Хочу, чтобы мой муж держал меня за руку во время родов»

18-09-2015, 01:51
 Тутта Ларсен: «Раньше я думала, что дети — это конец жизни»

Тутта Ларсен: «Раньше я думала, что дети — это конец жизни»

23-06-2015, 19:13
Социум

Редактор раздела Социум
Написать на e-mail