| | Большие тайны УПЦ МП
Социум

Большие тайны УПЦ МП

0
Большие тайны УПЦ МП

Большие тайны УПЦ МП
Митрополит Александр (Драбинко), правая рука Предстоятеля УПЦ Владимира (Сабодана) заговорил: что происходит за кулисами Церкви Московского патриархата в Украине?
Совсем недавно миллионы верующих страны поразила чрезвычайная новость: миллиардер и народный депутат, экс-регионал Вадим Новинский и его охрана напали на епископа Украинской Православной Церкви (МП) Александра Драбинко. Произошло это около Святотроицкого монастыря, сразу после окончания службы.
Священник по факту нападения политика подал заявление в полицию. Новинский факт инцидента подтвердил.
Впрочем, случайной эту схватку назвать трудно, рано или поздно она должна была произойти, ведь ее участники — неформальные выразители интересов двух условных групп в церковной среде, имеющих противоположные взгляды на роль Церкви и ее назначение.
Если заглянуть в Википедию, то Александра Драбинко здесь называют «одним из лидеров проукраинского крыла УПЦ (МП), в частности, его умеренной части».
Читайте также: Вбивают "русский мир" в мозги украинцев: Тымчук рассказал о пророссийской пропаганде УПЦ МП
Миллиардера Новинского сам митрополит Драбинко называет «обер-прокурором» пророссийского крыла Церкви, который является ее неформальным куратором. И в этом материале он впервые откровенно расскажет и о роли больших денег в жизни Церкви, и о том, кто и как пытается использовать одну из крупнейших украинских Церквей в своих интересах.
Ии еще несколько слов стоит сказать о самом Александре Драбинко; слов, которые помогут нам понять, что человек он знающий, с глубоким пониманием того, что происходит в закулисье Церкви.
Конечно, он нетипичный митрополит Церкви, которая в Украине обоснованно имеет имидж пророссийской. Уроженец Ровенской области, 39 лет. С 1998 года — референт Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, с 2006 года — его личный секретарь. В 2011-2012 годах был председателем Отдела внешних церковных связей (исполняющий обязанности — с 2010 года) и постоянным членом Священного Синода Украинской Православной Церкви. Его называют одним из самых влиятельных архиереев периода правления Митрополита Киевского Владимира (Сабодана).
Сейчас митрополит Александр, кажется, пошел ва-банк: свои идеи о необходимости полного независимости украинского православия от Москвы митрополит больше не припорашивает дипломатической казуистикой и провозглашает прямо.
За эту позицию многие в пророссийском церковной среде его откровенно ненавидят. А последние события с участием миллиардера Новинского свидетельствуют, что под угрозой может быть сегодня и жизнь митрополита: судя по всему, появились те, кто готов изменить взгляды епископа нестандартным способом — крепким нецензурным словом и кулаком. А возможно, и не только так.
Конечно, мы не могли не воспользоваться случаем, чтобы в это время не попробовать пообщаться с одним из самых ярких представителей Православной Церкви в Украине.
Итак, Митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский, викарий Киевской митрополии УПЦ (МП) Александр (Драбинко) — нынешний гость газеты «Экспресс».
— Начнем с недавнего конфликта, поразившего всех: почему депутат-олигарх Вадим Новинскийподнял руку на митрополита, да еще и своей же Церкви? Как все происходило?
— Это случилось в моем родном городе — Корце, что на Ровенщине. 23 июня мы отмечаем местную чудотворную Корецкую икону Божией Матери «Споручниця грішних». По этому поводу Предстоятель Церкви и другие епископы, а в том числе и я, традиционно прибыли на молитву в Корецкий ставропигиальный женский монастырь. После Божественной литургии была трапеза. По ее завершении я, попрощавшись со знакомыми, примерно в половине третьего дня, вышел за территорию монастыря. Здесь меня и окликнул народный депутат и известный бизнесмен Вадим Владиславович Новинский, который в весьма грубой форме предложил «поговорить».
Я ответил, что направляюсь в родительский дом, где меня ждут родственники. Вадиму Владиславовичу это не понравилось и он, используя ненормативную лексику, начал кричать мне в спину грязную брань. Не желая конфликта, тем более в присутствии односельчан, я шел своей дорогой. В конце концов, Вадим Владиславович в сопровождении нескольких охранников догнал меня, несколько раз толкнул, и, продолжая нецензурно ругаться, предложил пойти с ним за угол монастыря, где, мол, у него будет возможность, цитирую, «набить» мне «морду» Как иронически высказалась по этому поводу моя школьная учительница Татьяна Ивановна: «Надо же так! В своем дворе чужая псина покусала!»
— Почему же олигарх из «Оппозиционного блока», который лишь несколько лет назад переехал в Украину из России, так распоясался?
Читайте также: Место СБУ в деле УПЦ (МП)
— Думаю , здесь есть два возможных объяснения. Во-первых, хотя и не могу категорически утверждать, но мне показалось, что Вадим Владиславович был нетрезв.
Во-вторых, у нас с ним существенно различаются представления о будущем Украинской Церкви, да и вообще экклезиологические представления как таковые. Вадим Новинский — бизнесмен, политик, и, в конце концов, светский человек, взгляды которого на Церковь порой оказываются также вполне светскими. Я — священник, который воспитывался в набожной семье, вырос при монастыре, имею достаточно неплохое духовное образование и в течение 16 лет проходил становление как личность и священнослужитель у ног моего Гамалиила — Блаженнейшего Митрополита Владимира.
Моя позиция — это восстановление церковного единства на базе канонической автокефалии Украинские Церкви, о которой говорится с 90-х годов прошлого века и необходимость которой задекларировал Харьковский Архиерейский Собор.
Вадим Новинский в Украине и украинском церковном пространстве — человек новый. Естественно, что он недостаточно знаком с новейшей церковной историей Украины, а следовательно, не понимает до конца и процессы, происходящие сегодня. Однако неосведомленность не дает никакого права игнорировать очевидные исторические тенденции.
Вадим Владиславович — идейный сторонник сохранения существующего канонического подчинения УПЦ Московскому Патриархату. «Ты раскалываешь Церковь!» — кричал он мне вдогонку у стен Корецкого монастыря.
— А вы не «раскаливаете?»
— Трудно понять, что именно здесь имелось в виду. Но, думаю, так или иначе это связано с моей позицией, что основой будущего церковного единства может быть только совершенствование существующего статуса УПЦ. Впрочем, автокефалия — а тем более ее желание — это не раскол, а нормативная в православии форма церковного бытия.
Конечно, кому-то в России может быть больно и даже обидно слышать, что православные украинцы теперь хотят строить свою церковную жизнь самостоятельно, то есть на основе канонической независимости. Но и церковная Россия, и Вадим Владиславович должны осознать неизбежность (!) процесса церковного независимости Украины. Нельзя жить так, будто ничего не произошло, когда треть православных общин Украины находится вне канонического и евхаристического общения с остальным православным миром.
Раскол продолжается уже 27 лет. Сменились поколения. Множество молодых людей, которые сегодня являются членами Киевского Патриархата или УАПЦ, пришли к православной вере именно в лоне этих структур. И если единственным способом уврачевания нынешнего ненормального состояния разделения является каноническая автокефалия, то пусть будет автокефалия.
Мы все — свободные люди. И никто не имеет права заставлять нас менять юрисдикции. А значит, если в Украине с Божьей помощью появится каноническая автокефальная Православная Церковь, то это не значит, что все православные христиане обязаны в нее автоматически войти. Предстоит юрисдикционное самоопределение. Кто-то захочет сохранить свой нынешний связь с Московским Патриархатом. А кто-то — приобщиться к Поместной Православной Церкви в Украине.
Конечно, при таких условиях, в Украине, по крайней мере, некоторый исторический период, не будет существовать единой церковной структуры. Однако мы получим нечто гораздо более важное. А именно — возможность евхаристического общения; возможность, наконец, объединиться вокруг единой Христовой Чаши.
— Мы еще вернемся к теме автокефалии позже. А пока — снова о Новинском. Предусмотрено ли, по канонам, отлучение верующего от Церкви или иное наказание? Ставили ли Вы этот вопрос перед Блаженнейшим? Если да, то каким был ответ?
— По факту этого инцидента я написал рапорт Блаженнейшему Митрополиту Онуфрию. Резолюция на этом рапорте мне была сообщена канцелярией, письмом за подписью управляющего делами митрополита Антония. Пока могу лишь сказать, что она мне совершенно непонятна и вызывает больше вопросов, чем ответов. Скажу так: я расстроен.
Теперь о канонической ответственности за подобные поступки. Теоретически, подобную ситуацию описывает 3-е правило Собора, который состоялся в Соборе Премудрости Божией (879), где говорится о необходимости отлучения (анафемы) для верующего, который позволил себе поднять руку на епископа. Однако, как священник, совершающий Литургию, я простил Вадима Владиславовича и не настаиваю на каноническом наказании. Поймите, здесь важно не наказание, не та или иная персона, а именно озвучивание наболевшей проблемы о влиянии олигархии на современную церковную жизнь.
— Действительно ли Вы прислали в парламентский комитет по вопросам культуры и духовности письмо с просьбой исключить Новинского из состава членов этого комитета?
— Да, такое обращение действительно имело место. И аргументы здесь вполне очевидны. Если народный депутат позволил себе поднять руку на епископа, то ему подходит скорее участие в комитете по делам спорта, чем участие в комитете по вопросам культуры и духовности. Понимаю, что Вадим Владиславович, как может, пытается противостоять автокефальным тенденциям в УПЦ. И как верующий Церкви он действительно имеет на это право, действительно имеет право голоса. Нельзя, однако, утверждать свои права насилием. Я — не единственный сторонник автокефалии среди епископата и священства УПЦ. И что делать с остальными? Тоже запугивать, обещая отвести за угол церкви и «набить морду»?
— Почему Новинский вообще может считать, что он имеет право так себя вести? Какую роль он играет в Церкви, если чувствует себя выше митрополита?
— Начнем с ваших слов о «превосходстве» в Церкви. Должен сразу же вам сказать, что в Церкви нет ни «высших», ни «низших». Вспомните слова апостола Павла, с которыми он обращался к современным ему христианам: «А вы — род избранный, царственное священство, народ святой» (1 Петр, 2,9). Что они означают? Только то, что каждый христианин — священник. Конечно, в Церкви есть разные иерархические чины: епископы, пресвитеры, диаконы и верующие. Но отношения не строятся по принципу «выше — ниже». Главное таинство Церкви — это Таинство Евхаристии. А в ней — и епископ, и верующий причащаются из одной Чаши. Да и сам Христос говорит о том, что единственным способом получить превосходство является добровольное принижение. «Кто хочет быть первым, будь из всех наименьшим и всем слугою»
Относительно роли, которую играет Вадим Новинский Мне уже неоднократно задавали этот вопрос в последнее время. Наверное, потому, что роль Вадима Новинского в церковной жизни действительно не лишена политической окраски. У нас может случиться такое, что человек проснулся с мыслями об украинской государственности, а вечером, убедившись, что на его оффшорный счет пришла обещанная сумма, вдруг стал принципиальным защитником русского языка и культуры. Или наоборот: еще вчера он увлекался идеями Столыпина, а сегодня, опять же, из меркантильных соображений, стал «принципиальным защитником» украинской государственности.
Вадим Новинский — человек другого типа. Конечно, у него есть свои бизнес-интересы. Но мне кажется, что он — идейный человек, человек, который не станет изменять своим взглядам.
— А как бы Вы могли охарактеризовать эти взгляды?
— Насколько мне известно, сегодня в Украине есть два известных политика, которые, по мнению экспертов, лоббируют в Украине российские интересы. Это — Виктор Медведчук и Вадим Новинский. Слово «лоббист» имеет негативный оттенок. Однако, Вадим Новинский — идейная личность, личность, которая лоббирует имперские интересы России, так как уверена, что именно российская империя, в конце концов, спасет мир.
— Влияет ли Новинский на формирование церковного курса современной УПЦ?
— Точно известно, что влиял, точнее, пытался влиять во времена бывшего президента. Тогда он выполнял определенные поручения Виктора Януковича.
Что в настоящем? Вадим Новинский — это главный сегодня меценат УПЦ. И как таковой он оказывает колоссальное влияние на УПЦ. Примечательно, что именно благодаря спонсорской помощи Новинского существует ряд информационных проектов, которые дискредитируют идею автокефалии УПЦ и церковных деятелей, которые ее отстаивают. А вместе с тем — в силу своей политизированности и маргинальности — и руководство УПЦ в глазах общества.
Однако влияние Вадима Новинского имеет парадоксальный характер. С одной стороны, он отстаивает административное единство с церковной Москвой. А с другой — делает это так неуклюже, что его действия часто имеют неожиданные для него последствия. Я бы даже сказал, что никто сегодня так много не сделал для будущей автокефалии УПЦ, как это невольно делает сам Вадим Владиславович.
— А среди верных УПЦ есть бизнесмены, которые сознательно отстаивают идею автокефалии?
— УПЦ — большая структура. Поэтому среди ее верных — включая бизнесменов — наверное, есть и сторонники автокефального статуса. Однако это люди в своем большинстве умеренные. И никто из них не желает искусственно форсировать события. Все развивается естественно. В Украине растет молодое, осознающее свою национальную идентичность поколение. И для этого поколения связь с Россией, — вместе со связью церковной — это архаизмы.
Мы движемся медленно, но верно. Нам не нужны проплаченные массовые акции или скандальные издания. Все это — мираж, дома на песке. С другой стороны, жаль, что у сторонников канонической автокефалии в УПЦ нет своих электронных или бумажных изданий. Все, что делается сегодня — делается на энтузиазме.
— Влияние каких еще крупных спонсоров ощущался в УПЦ в последние годы, и как бы Вы охарактеризовали духовный и политический аспекты этого влияния?
— В синодальный период в Русской Церкви была такая должность — обер-прокурор Священного Синода. Это было светское лицо, представитель российского императора в Священном Синоде. И именно это светское лицо от имени императора фактически руководило Церковью В наше время якобы нет православных императоров. Но, к сожалению, власть имущих, желающих в «ручном режиме» руководить Церковью, хватает «А я и не думал, что в Церкви так легко «рулить», — вспоминаются мне слова бизнесмена, имя которого мы уже сегодня называли.
Но надо признать, что сам Вадим Владиславович сначала не искал в Церкви должность «обер-прокурора». На эту должность он был неформально назначен тогдашним президентом — Виктором Януковичем. Вся государственная власть в те времена имела своих неформальных руководителей — «смотрящих». Церковь не стала исключением. И у церковных общин Украины тоже появились свои незваные «смотрящие». УПЦ была для Януковича «своей» Церковью. Поэтому надзирателем к ней был приставлен ее же меценат — близкий к Януковичу. С одной стороны, это было актом определенного уважения. А с другой — изящным ходом Януковича. Ведь понятно, что эффективно влиять на церковную жизнь может только человек, который понимает церковный мир изнутри.
— Правда ли, что до Новинского эту должность, формально даже не существовавшую, занималВиктор Нусенкис?
— Да, действительно, сначала УПЦ находилась в сфере влияния донецкого олигарха Виктора Нусенкиса. Виктор Нусенкис — тоже очень колоритная личность. Есть информация, что до того, как воцерковиться, он стоял у истоков пресловутого «Белого братства». Не знаю, так ли это, но Виктор Леонидович — человек с довольно странным типом психики.
Нусенкис до поры до времени был абсолютно непубличной фигурой. Он помогал УПЦ на протяжении многих лет. И Блаженнейший Митрополит Владимир, и я были ему благодарны за разноплановую помощь. Однако со временем стало понятно, что эта помощь предполагает со стороны УПЦ определенную идеологическую лояльность. Именно Нусенкису принадлежит идея «православного президента», которую он начал культивировать на выборах 2004 года.
По своим взглядам Нусенкис был и является убежденным русским великодержавником. Такую же линию он хотел навязать и УПЦ. Но на пути этом стал Митрополит Владимир, который считал, что УПЦ должен находиться на дистанции от любой политики. В конце концов, это противостояние привело к существенному конфликта.
— Как именно он разгорелся?
— 8 июля 2011 года в Киеве состоялся Собор УПЦ. Принимал участие в нем — как делегат от Донецкой епархии — и Виктор Леонидович Нусенкис, «прихожанин Святониколаевского храма г. Донецк» (гражданин неизвестно какой страны).
Как показалось Нусенкису, на Соборе планировалось «протащить» решение об автокефалии. Реакция Виктора Леонидовича была молниеносной. Не долго думая, он в риторическом запале назвал Собор «сборищем». Блаженнейший Митрополит Владимир публично сделал ему замечание. В результате, в тот же день Виктор Нусенкис прекратил процесс лечения Митрополита Владимира в Германии, чем вызвал много проблем, ведь фактически в свое время он монополизировал этот процесс, не приобщая к нему других.
Прекратилось и финансирование строительства Кафедрального собора УПЦ, а также сотрудничество с митрополией телеканала «Глас», владельцем которого был Нусенкис.
Доходило до абсурда. По требованию владельца режиссеры «Гласа» старательно вырезали мое присутствие из всех официальных репортажей, которые транслировались телеканалом, что, собственно, продолжает и нынешний информационно-просветительский отдел. В то время я был личным секретарем Предстоятеля УПЦ. А значит, постоянно, так сказать, был в кадре. А теперь представьте тоталитарность мировоззрения Нусенкиса, который заставлял своих работников «везде вырезать из кадра Драбинко». Масса бесполезной работы. И все для того, чтобы «автокефалист-Драбинко», не дай Бог, не «засветился».
— Может ли, по-Вашему мнению, УПЦ или любая иная крупная Церковь в Украине существовать без спонсоров-олигархов? Не будет ли означать отказ от помощи супербогачей стагнацию Церкви, неспособность строить храмы, развивать образование, монастыри и т.д.?
— Вы подняли очень важный вопрос. Деятельность Церкви действительно нуждается в помощи меценатов, ведь Церковь всегда жила подаянием. Но, как показывает история, любой «главный спонсор» УПЦ рано или поздно приходит к мысли, что должен не только оплачивать бесконечные счета, но и реально влиять на принятие решений.
Логика таких меценатов психологически понятна. Но является ли она евангельской? Является ли эта логика той вершиной духа, о которой говорит Христос? «Когда творишь милостыню, — говорит Господь, — пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была тайной ». Казалось бы, творить милостыню таким образом — совершенно непрактично, потому что человек, который ее воздает, таким образом как бы сам отказывается от плодов своей жертвенности. Но Господь продолжает: « и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».
Иными словами, ни Виктор Нусенкис, ни Вадим Новинский, ни кто-либо иной, не должны ждать благодарности или послушания от Церкви и ее иерархов. Ведь воздаяние за такую - духовную — милостыню придет не от людей, а от Самого Бога.
Конечно, опасность потери свободы в «дружеских объятиях» государства — одна из главных опасностей в истории христианской Церкви. Но государство все же маркируется церковным сознанием как «не свое» или даже «чужое». А меценаты — всегда «свои». И именно в этом опасность их воздействия. Ведь решения, принятые под влиянием «главного мецената», иногда даже не осознаются церковным сознанием как «чужие», то есть навязанные Церкви извне. Здесь иерархи Церкви в большей степени ответственны за то, куда их «ведут».
— Можете ли Вы привести примеры таких решений Церкви, де-факто навязанных извне?
— Приведу. В свое время под настойчивым влиянием Виктора Нусенкиса Блаженнейший Митрополит принял решение об освобождении от должности председателя отдела внешних церковных сношений УПЦ архимандрита Кирилла Говоруна, с последующим «возвращением» его, якобы по запросу Патриарха Кирилла, в Москву. Это решение было продиктовано извне; за ним стояла сила, которая тогда испугалась возможности диалога между УПЦ и Киевским Патриархатом. Как показала история, это решение было ошибочным и, в конце концов, незаконным. Через Синод оно не проходило, и скажу по правде, это кадровое решение Виктор Нусенкис получил обманным путем.
Теперь вернемся к Вашему вопросу о том, может ли существовать Церковь без спонсоров. Конечно, это трудно, потому что здесь есть опасность маргинализации. Но отметьте злую иронию судьбы. Ведь оба «обер-прокурора» УПЦ, по сути, предлагают ей именно программную маргинализацию, то есть добровольный отказ от влияния на украинское общество.
— Почему?
— Все очень просто. Мы живем в украинском обществе. А нам предлагается, чтобы УПЦ была инструментом идеологического влияния России.
— Необычно такое слышать от Митрополита УПЦ Московского Патриархата
— Это — моя точка зрения.
— Следующий вопрос: что Вам сегодня известно о результатах расследования попыток устранить Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана)? Что в этом направлении делали Янукович и команда? Что — Москва? Действительно ли именно благодаря Вашим активным действиям удалось тогда спасти жизнь Митрополита?
— Расследование продолжается. Открывается много вещей, снимаются маски. Не могу и не буду раскрывать определенные подробности и обстоятельства — надеюсь, что они станут известны общественности во время судебного процесса. Но позволю себе сказать об общем контексте, в котором все это происходило.
Блаженнейший Митрополит Владимир был одним из самых авторитетных иерархов в православном мире. Поэтому при его жизни независимость УПЦ гарантировалась не только патриаршим Томосом 1990 года, но и личным авторитетом Митрополита Владимира. Как известно, в Москве есть политические круги, заинтересованные в жестком удержании Украины в зоне влияния России. Преимущественно это люди православной культуры. Поэтому считалось и считается, что УПЦ может и должна быть инструментом российского влияния в Украине.
— Но здесь, по крайней мере, со второй половины 2000-х, предстоятель УПЦ становится все меньше послушным и даже втягивается в неприемлемый, по мнению Москвы, диалог с УПЦ КП
— Именно так. Митрополит Владимир не только «не вписывался» в эту схему Москвы. Пребывания в должности Предстоятеля УПЦ такого человека полностью схему разрушало. Создалась драматическая ситуация. С одной стороны, имперские круги в России считали, что у них есть эффективный механизм для осуществления политического влияния — УПЦ. С другой — этот инструмент был в значительной степени заблокирован благодаря четкой аполитичной позиции Митрополита Владимира и его команды.
Дальше? Далее все развивалось, как в пьесах Шекспира: в конце жизни Митрополиту Владимиру пришлось сполна испить чашу предательства и непонимания.
— Какая роль отводилась в этой пьесе Януковичу и его команде?
— Бывший Президент в этой истории имел собственный интерес. По его мнению (к слову, с моей точки зрения, ложному), Церковь может влиять на электорат. А следовательно, она могла помочь ему в переизбрании на второй срок. Здесь, опять же, был на пути Митрополит Владимир. Во-первых, он извлек урок из 2004 года. И был категорически против участия представителей Церкви в политической агитации. Во-вторых, по состоянию своего здоровья Блаженнейший был бы просто не в состоянии активно агитировать за Януковича, например, сопровождать его в предвыборной кампании.
Я был свидетелем нескольких случаев, когда Янукович намекал Митрополиту Владимиру на необходимость уйти на отдых. «Вам необходимо отдыхать, — говорил он Блаженнейшего, — а работают пусть молодые». Начали искать молодого и энергичного преемника. Симпатии Януковича остановились на одном из киевских викариев. С тех пор политическое влияние этого иерарха стало стремительно расти. Но Митрополит Владимир был жив и добровольно уходить со своего поста не собирался.
— А дальше произошло общеизвестное — Вас как правую руку митрополита Владимира «взяли под охрану» в связи с «делом монахинь?»
— Да. Познав измену, Митрополит Владимир в последний период своей жизни сохранил искреннее доверие к довольно узкому кругу лиц. Я был рядом с Митрополитом Владимиром 16 лет. И за это время у Блаженнейшего была возможность убедиться, что у меня есть недостатки, но среди этих недостатков нет предательства. Пока я был рядом, Митрополит Владимир чувствовал себя уверенно. Именно поэтому и родилась идея меня изолировать, то есть создать для Блаженнейшего такие условия, чтобы он сам убедился, что уже, мол, не способен самостоятельно управлять Церковью.
Рассчитывали и на чувства человечности Блаженнейшего. Ему поставили ультиматум: «или Драбинко садится, или вы уходите с должности». Расчет был на то, что митрополит Владимир не захочет «ломать» мне жизнь и капитулирует. Но они просто плохо знали силу воли и разума нашего Предстоятеля
Блаженнейший хотел умереть действующим Киевским Митрополитом. Но он не был властолюбивым человеком. К тому же, в то время он уже был тяжело больным человеком. Но интуиция ему подсказывала, что спешить с выходом на отдых не стоит. И это, в конце концов, спасло меня и Блаженнейшего. Произошла революция Достоинства, о которой Митрополит Владимир сказал тогда: «Украина очищается». Я смог вернуться к церковным делам и, в частности, к процессу лечения Митрополита Владимира.
Но, к сожалению, вся эта история очень плохо повлияла на здоровье нашего Предстоятеля. Поэтому, молитвенно вспоминая имена Виктора Януковича, Виталия Захарченко и Виктора Пшонки, я всегда прошу у Господа, чтобы Он простил им этот большой грех — безвременную кончину Митрополита Владимира, которого они
фактически шантажировали. И, возможно, не только
— А Вы вспоминаете их в молитве?
— Да. Хотя это и нелегко. Однако помню заповедь: «Молитесь за обижающих и гонящих вас» (Мф. 5,44).

Андрей Ганус, опубликовано в газете Expres.ua
***
Дмитрий Тымчук пишет о провокациях УПЦ МП:
«И еще раз о провокации УПЦ МП. Манипуляции на вере со стороны Москвы.
Эти ребята дошли до того, чтобы ради вбивания в мозги украинцев «месседжей» о «русском мире» лихо меняют текст молитв.
Итак, молитва на обратной стороне Святогорской иконы Божьей Матери (раздавалась участникам нынешнего «крестного хода» с Донбасса).
Градация весьма интересна: скан. 1 — «традиционная» (ранее принятая) молитва, в которой не было ни слова о «Земле Русской» и пр. упоминаний о «русском мире».
Скан. 2 — «нынешняя» интерпретация, в которой «вдруг» появляются, по терминологии «ипсошников» (ИПсО — информационно-психологические операции), т.н. «якорьки» в виде обращения к «русскому миру». Внешнее изображение иконы, понятно, не меняется.
Дальнейшие комментарии, думается, излишни:
Большие тайны УПЦ МП

Большие тайны УПЦ МП
Большие тайны УПЦ МП

argumentua.com...

Еще по теме

Инцидент с Новинским и митрополитом УПЦ МП: появились новые подробности

Инцидент с Новинским и митрополитом УПЦ МП: появились новые подробности

24-06-2016, 18:12
В УПЦ МП заявили о нападении на их митрополита одиозного нардепа

В УПЦ МП заявили о нападении на их митрополита одиозного нардепа

24-06-2016, 12:22
В УПЦ КП объяснили, как война повлияла на создание в Украине единой поместн ...

В УПЦ КП объяснили, как война повлияла на создание в Украине единой поместн ...

19-06-2016, 15:26
Спикера УПЦ МП отправили в отставку

Спикера УПЦ МП отправили в отставку

29-01-2016, 17:34
Умер митрополит УПЦ МП Владимир

Умер митрополит УПЦ МП Владимир

5-07-2014, 10:15
 В Киеве умер митрополит Киевский и всея Украины Владимир

В Киеве умер митрополит Киевский и всея Украины Владимир

5-07-2014, 09:57
Социум

Редактор раздела Социум
Написать на e-mail